П
.
е те р б у р ж ц ы и п е т е р б у р ж е н к и
62
могло быть сделано дело. Все эти
бюрократические «Правления» и
«Управления» не о том «думают,
как сделать дело, а как его не сде-
лать, чтоб не надо было за него от-
вечать», - гневно заключал он.
Чиновничья рутина! Вот с чем
боролся Михаил Ильич, справед-
ливо полагая, что только хорошая
работа, и только она может побе-
дить бюрократизм, разъедающий,
как ржавчина, все усилия каждого
«работающего организма».
Кристальная честность и повы-
шенное чувство ответственности
Михаила Ильича вошли в пого-
ворку. Они снискали ему извест-
ность при Императорском дворе.
В результате ему было сделано
почетное предложение перейти
служить в Императорскую казну.
Михаилу Ильичу нелегко было
расставаться с заводом - своим де-
тищем, которое он принял в худшие
его времена, выходил и поставил
на ноги, в котором он знал каждого
рабочего.
После ухода с Балтийского
завода Михаил Ильич принимал
участие в разработке всех ведущих
вопросов, «возбуждавшихся» Ми-
нистерством финансов. Он являлся
также деятельным членом Совета
торговли и мануфактур Мини-
стерства финансов председателем
комиссии по развитию судоходства
и торговли и т.д. Был удостоен
орденами Святого Владимира 3
и 4 степени, Святого Станислава
2 степени, Святой Анны 2 степени
с Императорской короной. Был на-
гражден также орденом Почетного
Легиона.
Отец мой рассказывал, что в
годы его детства у них дома сохра-
нялся так называемый «шпиль» -
круглый стол, напоминавший боль-
шую катушку, у которого и ножка
и столешница вращались. На таких
«шпилях» на кораблях наматывали
трос, поднимая якорь. Домашний
«шпиль» замечателен тем, что был
собран из разных пород дерева, а
на его круглой столешнице - карта
всего земного шара. Каждая страна
на столешнице была набрана из той
породы дерева, которая там растет.
Индия, например, - из красного де-
рева, Америка - из американского
ореха, Россия - из карельской бере-
зы и т. д. В «шпиле» были «ящички,
где лежали дедушкины (Михаила
Ильича) ордена и медали, а среди
них - орден Почетного Легиона,
французский орден, точно такой,
какой был у Наполеона».
Нельзя не вспомнить еще об
одной стороне многогранной лич-
ности Михаила Ильича Кази - о
поддержке им художественных
талантов. Он познакомился с начи-
навшим художником Александром
Борисовым, который родился в
деревушке Вологодской губернии
и очень полюбил Север. Заметив
в молодом человеке страсть к жи-
вописи, Михаил Ильич всячески
ему покровительствовал: помог
побывать за Полярным кругом,
гостеприимно приютил у себя
дома в Петербурге на 4-й линии
Васильевского острова. Борисов же
очень хотел запечатлеть Михаила
Ильича и с чувством благодарности
начал писать его портреты (один
живописный и два графических).
Вполне вероятно, что портрет,
висевший над письменным столом
моего отца, принадлежал кисти
Александра Борисова.
Главным жизненным приорите-
том Михаила Ильича Кази всегда
оставалось освоение Русского Се-
вера. Он почитал это за дело госу-
дарственной важности, отвечавшее
национальным интересам России.
В июне 1894 года состоял-
ся визит министра финансов
С. Ю. Витте на Мурман для оты-
скания там подходящей военно-
морской гавани. Сопровождал
его Михаил Ильич Кази. К ним
присоединился Савва Иванович
Мамонтов, известный промышлен-
ник и меценат. Кази взял в поездку
и живописца Александра Борисова,
возложив на него обязанности
рисовальщика и фотографа экс-
педиции. Александр «отправился
из Петербурга вместе с М. И. Кази,
его покровителем», - писал внук
художника вечных льдов.
«Резоны» о месте строитель-
ства Северо-западной морской базы
вызывали тогда особенно острую
дискуссию. Некоторые государ-
ственные деятели высказывались
за Либаву, но Михаил Ильич Кази
именно Мурману предсказывал
ведущую роль океанского порта. Он
предпринял ряд конкретных прак-
тических шагов в решении этой
важной государственной задачи.
Как учредитель Архангельско-
Мурманского пароходства он сумел
добиться увеличения численности
судов и объема перевозок, органи-
зовал постоянные рейсы парохода
«Ломоносов» из Балтийского моря
на Мурман.
Однако, вопреки мнению Ми-
хаила Ильича Кази, император Ни-
колай II под давлением своей матери
и генерал-адмирала великого князя
Алексея Александровича подписал
указ о создании морской базы не в
Мурмане, а в Либаве. Последующие
события Первой Мировой войны
продемонстрировали ошибочность
этого выбора и правоту позиции
Михаила Ильича Кази.
..
Чрезвычайно трудные времена
переживало в тот период Импера-
торское Русское Техническое Об-
щество (ИРТО). Оно несколько лет
оставалось без своего председателя
и могло вообще прекратить свое су-
ществование. Михаил Ильич Кази,
как солдат, который всегда найдет
свое место в строю, согласился в
1894 году занять пост Председателя
Совета Ир ТО.
Необычайно интересно и в
какой-то степени даже поучитель-
но, что первым вопросом, постав-
ленным Михаилом Ильичом на Со-
вете ИРТО, был вопрос о народном
просвещении. Решение этого во-
проса, по мнению Кази, не терпело
отлагательств и было неразрывно
связано со всей системой развития
и процветания государства. Без
просвещения не может быть высо-
ких специалистов, не может быть
культуры управления, широкого
взгляда на весь комплекс задач. В
этом вопросе Михаил Ильич также
проявил государственный подход:
в столице начальные городские
училища, содержимые за счет
городского общественного управ-
ления, выпускают ежегодно 3 000
детей около 12-летнего возрас-
та, - докладывал он на заседании
ИРТО. - Моложе 15 лет по закону
не допускаются ни к каким про-
фессиональным работам. А между
тем около 90% выпускаемых шко-
лами могли бы продолжать учение
в промышленных училищах. И
это является неотложной задачей
ИРТО.
Через год состоялось Высочай-
шее назначение Михаила Ильича
генеральным комиссаром на Все-
российскую Нижегородскую вы-
ставку - должность ответственную
и трудоемкую. Теперь ему пред-
лагались высшие степени самых
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 61 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 63 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст