проникнуть - через анализ стиля - в основной смысл,
в пафос работы писателя, начинается либо школьное,
элементарное, само по себе ничего не дающее демон-
стрирование внешних приемов, либо путаница; чаще же
всего пускаются в ход неуклюжие трафареты».
Приговор Лидии Чуковской суров, но справедлив.
Она добивалась того, чтобы критические статьи стали
такими же интересными, как и детские книги, ими
анализируемые: «Что же сказать о сборнике в целом?
Повторяю: в нем помещены статьи, имеющие безуслов-
ную ценность: С. Цимбала, Т Хмельницкой, Е. Прива-
ловой, И. Груздева. В других статьях - Л. Успенского,
Д. Левоневского, В. Макаровой и О. Хузе, К. Мерку-
льевой - тоже встречаются интересные наблюдения.
Но живой огонь критической мысли так густо присы-
пан пеплом холодного рационализма, канцелярщины,
мертвых шаблонов; в критическом зеркале так бледно,
так неопределенно отражены прекрасные черты искус-
ства ленинградских писателей, что сборник вызывает
недоумение, возбуждает грусть. Нет, не на канцелярском
жаргоне, не мертвыми словами говорить об искусстве:
ведь оно сродни самой жизни».
Ленинградцы считают свой город первым в отече-
ственной научной фантастике. Именно здесь Алексей
Толстой написал «Гиперболоид инженера Гарина». На
берегах Невы жил и работал автор «Человека-амфибии»
Александр Беляев. Но в 1942 году его не стало, а спрос
на такого рода литературу только рос. И тогда критик
С. П. Полтавский и сотрудницы Ленинградского фи-
лиала Дома детской книги О. Ф. Хузе и В. А. Макарова
стали собирать авторов, пробующих себя в этом жанре.
В читательской среде заговорили о Георгии Марты-
нове, чьи романы кажутся сейчас наивными, а тогда
пользовались бешеным спросом. Ольга Федоровна от-
редактировала самый известный его роман «Каллисто»,
которые в 1957 и 1958 году вышел в серии «Библиотека
приключений и научной фантастики» общим тиражом
180 тысяч экземпляров.
л о к а д а Л е н и н г р а д а
Постоянными посетителями Дома детской книги
стали Леонид Борисов, Лев Успенский, Геннадий Гор,
Даниил Гранин, Вадим Шефнер, Евгений Брандис.
В 70-е годы Ольга Хузе обратилась к языку предков.
Финляндия в послевоенные годы стала нейтральной
страной, дружественной Советскому Союзу. В издатель-
ских кругах заговорили о необходимости приблизить
финскую литературу к русскому читателю. Ольга Хузе
перевела повесть Вейо Мери «Шофер господина пол-
ковника». В 1982 году «Художественная литература»
выпустила очередной том из серии «Библиотека фин-
ской литературы». В него вошли повести и рассказы
Юхани Ахо, Арвида Арнефельта, Майлы Тарвио3. Все
это - писатели начала века, столь близкие Ольге Фе-
доровне в пору молодости.
Вышло так, что собственную книгу она опубли-
ковала только в последний год жизни. Это небольшая
повесть, посвященная казахскому энциклопедисту
Чокану Валиханову.
..
Многие годы О. Ф. Хузе вела дневник. Ныне
ее личный архив у родственников. Они любезно
предоставили блокадную часть дневника Курган-
ской областной универсальной научной библиотеке
им. А. К. Югова, дав разрешение на публикацию в на-
шем журнале. Мы не имеем возможности привести здесь
полный текст, поэтому вынуждены были сократить его за
счет повторов, воспоминаний о довоенной поездке на юг,
размышлений о творчестве Левитана, Серова, Толстого,
Чехова, стихотворных черновиков, денежныех и иму-
щественных расчетов, но при этом сохранить не только
бытовые зарисовки, но и духовную исповедь автора.
Круг общения Ольги Хузе в дни блокады - ком-
мунальные квартиры на Петроградской стороне и в
доме № 1 по улице Чайковского, центральная детская
библиотека Фрунзенского района, где она работала,
школы № 9 и № 6, институт повышения квалификации
учителей, где она преподавала.
А н а т
о л и й К у з ь м и н
78
О.
Ф. Хузе
«17авг
Прекра
августа 1941.
рекрасный августовский день.
Утреннее сообщение Совинформ-
бюро - бои на всех фронтах.
.. Все
близкие и милые люди уехали или
разъезжаются. На улицах заделыва-
ются досками и песком магазинные
витрины, но продают флоксы и
астры, и раскупают их, как и всег-
да. Вероятно, о Ленинграде ходят
самые разнообразные легенды и
слухи. Как и у нас о городах, предпо-
лагаемых за инициалами в газетных
сводках и статьях. В эти суровые и
грустные дни - сильнее всего неис-
требимая сила жизни: все озабочены
пищей получше, одеты ярко, дети
играют и смеются. Все жизненные
отправления идут своим чередом.
Дни проходят, перегруженные
однодневными заботами, и каждый
следующий стирает следы вчераш-
него. Время несется стремительно,
волнуя и оглушая. Возможно, впе-
чатления и просеются в памяти, но
сейчас кажется, что в сердце ноет
одна нескончаемая боль от рас-
ставаний и утрат. Я, как щепочка,
плыву по жизненной реке, и куда
меня отнесет, то и будет завтра. Я
живу распоряжениями и впечат-
лениями от этих распоряжений, а
между дневными делами ем, пью,
разговариваю, расстаюсь. Может
быть, у меня скоро не будет платной
работы, чем я займусь, не знаю, не
думаю, может быть. Мне прикажут
уехать, и я уеду, куда будет нужно.
Так нужно жить сейчас. Не скажу,
чтобы это было легко.
19 октября.
С 7-8 сент. началась фронтовая
жизнь города. Воздушные налеты и
артобстрелы вошли в быт города.
Ждем зимы, дождей. Очень тяжелы
ночи.
23.XI.41.
С 20 ноября служащим и иж-
дивенцам 125 гр. хлеба. Блокада.
Черные очереди запружают засне-
женные улицы. 100 гр. шоколада
на декаду. 300 гр. конфет и сахару.
250 гр. крупы, но ее почти не до-
стать. На учете каждый грамм пищи.
Мальчишки ловят голубей. На
окраинах в огородах из-под снега
выкопана хряпа, теперь копают
полусгнившие остовы кочерыжек,
торчащих из мерзлой земли. Дети
мечтают: «Кончится война - съем
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 77 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 79 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст