Б
л о к а д а Л е н и н г р а д а
8 0
ными, как заветное вино, которым
можно праздновать только победу.
Или когда стану умирать, чтобы
прощаться с жизнью, с милыми
людьми, которых не увижу.
На базаре, на «толкучке», меня-
ют микроскопические количества
пищи - и только на пищу. За пачку
папирос - 100 гр. хлеба, за коробок
спичек - одну конфетку. За два кило
хлеба делают буржуйку. Это почти
недоступная роскошь. Даже за ва-
ленки не хотят делать буржуйку.
Голод? Голод.
Мужчины моего поколения
вошли в историю, они делают исто-
рию на полях войны своей кровью
и жизнью. О них напишут романы,
сложат былины и песни, о них на-
пишут новую «Войну и мир». Нам,
женщинам, здесь в городе, надо
делать обычное дело, поддерживать
и теплить жизнь, - в этом наше исто-
рическое дело сейчас. Вести уроки
под артобстрелом, - это упрямое
утверждение жизни и победы, это
наше «мы еще повоюем!» И это тоже
зачтется историей.
Сейчас с такой теплотой думаешь
о тех известных людях, которые здесь
с нами вместе переживают эти тяже-
лые недели. Здесь Николай Тихонов.
С новой силой и остротой, как старый
меч, выдернутый из ножен, зазвучали
его старые стихи: «Мы разучились
нищим подавать», «Огонь, веревка,
пуля и топор.
..» Здесь Прокофьев,
Браун, Берггольц. <.
..>
Вчера видела ободранную окро-
вавленную собачью шкуру у боко-
вого прохода Александринского
театра.
Радио раздражает однообразием
содержания и бравурностью тона, -
но так, должно быть, все делается
правильно. Просто хочется сердеч-
ных слов, поддержки, как детям хо-
чется ласки матери. Самые дорогие
слова Сталина, роднящие нас: «Бра-
тья и сестры! Дорогие друзья мои!»
Ласка и сердечность не размягчает,
а поддерживает, поднимает силы в
такие дни, как сейчас.<.
..>
29.XI.41. Н. П. варила суп из
собаки, я сама видела. Хотела по-
пробовать, но не решилась. В начале
недели начали есть кошек, к концу
недели это уже не удивляет, не ка-
жется экзотикой.
Евгения Ивановна4, соседка
сестры, за две плитки шоколада
выменяла почти новые фетровые
боты - это за 14 рублей! Чтобы по-
лучить крупу или макароны, Мару-
ся на этой неделе ушла в половине
второго ночи, получила номерок и
пряталась по дворам до открытия
магазинов. И ничего не получила в
тот день. Я лично пока не страдаю
от голода, ем очень мало и есть не
хочу. Потому-то мне и заметно все,
что касается голода других.
Когда особенно тяжело, вспо-
минаю и перечитываю главу из
«Войны и мира», где Болховитинов
привозит известие Кутузову о бег-
стве Наполеона из Москвы. /.
../
Еще летом я с наслаждени-
ем прочла в «Новом мире» № 6
воспоминания Федина о Горьком
«Двадцатые годы». Это - лучшее
произведение этого года и едва ли
не самое зрелое, лучшее в творчестве
К. Федина. О своих впечатлениях
написала К. А. и через Евгению
Ивановну послала ему. И получила
ответ. Е. б. ж., прочту еще раз5.
Меня сейчас интересует все ме-
муарное, как жанр. Хочется миниа-
тюрками записать воспоминания-
впечатления о поездке в Крым в
1938 году. Когда нет света и не спит-
ся, - лежу, вспоминаю, шлифую,
отыскиваю слова для мимолетных
впечатлений и картин. Почему
именно теперь так навязчиво дума-
ется об этом? Наверное, организм,
мозг ищет отдыха и смены впечат-
лений.<.
..>
3.ХІІ.41. .В «Ленинградской
правде» от 2 декабря в сообщении
Совинформбюро за 30 ноября было
сообщение об отступлении из Тих-
вина. Это очень грустная весть, ибо,
по слухам, там скапливалось наше
продовольствие, которое не могли
доставить сюда.
Опять началась эвакуация из
города - идти пешком 200 - 300 км,
вещи на грузовиках. Уйти смогут
молодые и здоровые. Идти через
Ладожское озеро.
Усиленно достраиваются бар-
рикады и доты на улицах. У нас
на улице возле библиотеки тоже.
Я забываюсь на работе. Сегодня в
бомбоубежище у Елизаветы Ива-
новны для школьников 3-4 классов
провела беседу. Немного отлегло от
сердца, чем-то прежним пахнуло. В
библиотеку делаю каталог. <.
..>
После Киева и Одессы всякое
приходит в голову, хотя голова
отказывается допустить это в от-
ношении нашего города. Но если
ценой города можно истребить
еще миллион-полтора немцев. То
в общем ходе войны.
Тем более,
что наши заводы - в Сибири и на
Урале, наш Эрмитаж, наши театры
и ученые тоже. Что касается насе-
ления. То перед нами пример Киева
и Одессы. Но об этом не хочется
думать. <.
..>
Пятый день нет электричества,
коротаю долгий зимний вечер при
спасительной коптилке, вспоминая
Крым. Вчера весь вечер враг об-
стреливал район из дальнобойных,
дрожало здание, звенели стекла -
смерть была рядом.
Сегодня наслаждалась бефом из
конины, наслаждалась вкусом мяса.
Доела крошки хлеба, которые слу-
чайно сохранились с лета, их забыли
отдать молочнице для кур. Нет кон-
фет, всю декаду с 6 часов утра хожу
в магазин и не могу достать. Скучно
пить чай, хочется сладкого.
Вчера ударил мороз - 21, сегод-
ня снегопад, не ходят трамваи.
Вчера по радио передавали,
что гражданам будет выдаваться
кипяток, деревянные дома будут
сломаны на дрова. Мастерские
метбытремонта выпускают по рас-
поряжению райсовета времянки.
Закрываются школы - нет то-
плива. В прошлый вторник враги
разбомбили наше педучилище. В
здание библиотеки (Фрунзенского
района) попал дальнобойный сна-
ряд (в квартиру).
Читаю переписку Герцена с
Н. Захаровой, «Янки при дворе
короля Артура» Твена, «Записки»
Е. Жуковской.
9.ХІІ.41.
У меня бывает тяжелое мало-
душное настроение. Это моя беда - я
легко поддаюсь настроениям. Тяже-
ло, что нет близких по духу друзей.
Размах войны подавляет. Япон-
ские самолеты над Гавайскими
островами, мобилизация в США,
танковые бои в Ливии, битва в
Атлантике, битва на тысячах ки-
лометров в СССР, от Заполярья до
Черного моря. Конечно, я разумом
понимаю, что в такой войне каждая
отдельная частная жизнь ничего не
значит. Семьи, дружбы - все это
трава, которую топчет война.
Ленинград держится очень
хорошо. Свидетельствую частно,
в личном дневнике. Выработалось
за годы Сов. власти умение быстро
подчиняться распоряжениям, при-
вычка к дисциплине. Это неоцени-
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 79 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 81 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст