С
лужилый Петербург
9 6
Он явился к начальнику школы
и показал свои полномочия. Тот ему
сказал: «Хозяином положения здесь
является Шихлинский, я вас прошу
обратиться к нему». Денщик мне до-
ложил, что пришел генерал, который
меня ожидает в кабинете. Войдя
туда, я увидел генерала, державшего
в одной руке шапку, а в другой хлыст,
без шашки, в кителе. Мы обменялись
рукопожатием. Он продолжал при-
стально смотреть на меня. Я пред-
ложил ему сесть. Он не принял этого
предложения. Разглядев меня вполне,
он сказал: «Вас все хвалят, а мне мой
жизненный опыт говорит, что когда
человека все хвалят, то тут какая-то
фальшь». <.
..> Он ушел. Со следую-
щего дня начался показ. Баранцев
постоянно что-то записывал в свою
книжку и шептался с членами своей
комиссии, но каждый раз на мой во-
прос: «Что угодно вам сказать?» - от-
вечал: «Ничего».
Накануне его отъезда адъютант
доложил мне по телефону, что граф
Баранцев со всей комиссией хочет
со мной попрощаться, причем он
желает сделать это непременно на
моей квартире. Он просил сообщить
в котором часу я могу его принять. Я
попросил комиссию прибыть ко мне к
4-м часам. К четырем часам жена сер-
вировала чай со всякими восточными
сладостями. Приехал и генерал Гаи-
тинов, извещенный мною о желании
графа. Пришел граф Баранцев. Он
был чрезвычайно любезен, познако-
мился с моей женой, поцеловал ей
руку, а потом, обращаясь к генералу
Гаитинову, сказал: «Теперь я убедился
в том, что, имея такого помощника,
можно быть спокойным».
На прощание он обратился
к моей жене: «Разрешите обнять
вашего мужа». Она ответила: «Не
только разрешаю, но и благодарю
вас за теплое к нему отношение».
«Граф, я очень боюсь, - сказал
я ему, - что и вы теперь будете меня
расхваливать на всех перекрестках,
оказав этим плохую услугу. Могут
найтись большие, чем вы, скептики,
которые скажут: ну и ловкач этот
Шихлинский, даже графа Баранце-
ва обошел». Он еще раз взял меня
за руку и сказал: « Не будьте таким
злопамятным, это к вам не идет». Он
меня обнял и трижды поцеловал. И
мы с ним расстались друзьями. Я его
больше не встречал».
1 августа 1914 года Германия
объявила войну России. Весь пе-
Генерал русской армии
А. А. Шихлинский.
1913 г.
ременный состав и почти весь
постоянный состав, за исключе-
нием небольшого админстративно-
хозяйственного аппарата, были
командированы в действующую
армию. Занятия в Офицерской
школе были прекращены.
Приказом начальника Главно-
го артиллерийского управления
от 26 августа 1914 года за № 83
А. А. Шихлинский был назначен
исполняющим должность началь-
ника Офицерской артиллерийской
школы. Однако 1 сентября того же
года его, как строевого генерала,
имевшего большой боевой опыт
и отличную военную подготовку
приказом начальника того же управ-
ления направили в распоряжение
начальника Военного окружного
артиллерийского управления Пе-
троградского военного округа и на-
значили на должность начальника
артиллерии города Петрограда, на
случай высадки десанта немцев на
Балтийском побережье.
Личный состав артиллерийской
обороны Петрограда под руковод-
ством опытных офицеров во главе с
генералом Шихлинским приступил
к боевой подготовке. Для этой цели
А. А. Шихлинским были организо-
ваны две школы во главе с бывшими
руководителями крепостного отдела
Офицерской артиллерийской школы
полковниками Лукьяновым и Дене-
кяном, где личный состав офицеров и
солдат стали обучать стрельбе по но-
вым правилам. Вскоре личный состав
артиллерийской обороны столицы
был готов к обороне.
Следует отметить, что для уси-
ления обороны столицы по инициа-
тиве Шихлинского была организо-
вана вокруг Петрограда противо-
самолетная оборона с установкой
3-дюймовых скорострельных пушек
образца 1900 года на особого вида
платформах системы генерала Ро-
зенберга.
Шихлинский продолжал коман-
довать одновременно и оставшейся
частью Офицерской артиллерий-
ской школы: в школе оставались хо-
зяйственная часть и ее важнейший
отдел - полигон. Живя в Петрогра-
де, он два раза в неделю выезжал в
Царское Село для распоряжений
по школе.
В опустевших помещениях учеб-
ной части казарм батарей жены и дру-
гие члены семей командного состава
Офицерской артиллерийской школы
устроили больницу Красного Креста,
исключительно для раненых и больных
солдат. Возглавлял больницу дамский
комитет школы, председательницей
которого дамы выбрали Нигяр Ханум
Шихлинскую. Больница была названа
«Больницей дамского комитета Офи-
церской артиллерийской школы», но
обычно ее называли «Больницей Ших-
линской». Нигяр Ханум постоянно бы-
вала в лазарете и, помимо своих обязан-
ностей председателя комитета, писала
раненым солдатам письма к родным на
русском языке, на языке казанских та-
тар, казахском и др. Солдаты называли
ее не иначе как «мамаша», а так как и
А. А. Шихлинский посещал эту больни-
цу, его произвели в «папаши».
За время службы в Офицерской
школе А. А. Шихлинский сделал
очень много ценных предложений,
изобретений и в области теории
стрельбы артиллерии. В частности,
им изобретен треугольник для целеу-
казания в артиллерийской стрельбе,
вошедший в артиллерийскую ли-
тературу под названием «Треуголь-
ник Шихлинского» и получивший
широкую известность не только в
русской, но и во французской и в
австрийской артиллерии. Он написал
и издал инструкцию для организации
артиллерийских маневров в составе
дивизиона; конспект лекций, читан-
ных в Офицерской артиллерийской
школе; статью «О стрельбе артил-
лерии через голову своих войск»,
опубликованную в журнале «Вестник
Офицерской артиллерийской шко-
лы» (1912, № 3).
Заслуги А. А. Шихлинского в
период от русско-японской до Пер-
вой мировой войны отмечены: дву-
История Петербурга. № 4 (50)/2009
предыдущая страница 95 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн следующая страница 97 История Петербурга №50 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст