М
емуары
2 6
перевязочные материалы). Моя мама
очень рано пошла «в люди». Окончив
всего несколько классов церковно-
приходской школы, она по рекомен-
дации церковного прихода попала
в услужение к вдове Ярославского
губернатора, у которой не было своих
детей. Вдова быстро привязалась к
девочке, и всюду брала ее с собой.
Она даже собиралась ее удочерить
(и сделать ее богатой наследницей).
Но мама однажды обиделась на вдову
из-за какого-то пустяка и сбежала в
Санкт-Петербург, где к тому времени
уже обосновались ее сестры Нюра и
Клава. Она надеялась, что сестры ее
приютят и не дадут пропасть в боль-
шом городе. Некоторое время она
работала в прислугах и горничной
у разных господ. Например, у Хру-
сталевой (Б. Сампсониевский, 39),
но чаще других вспоминала господ
Несковских и Цемаховичей. Доктор
Цемахович (судя по адресу матери)
проживал на Николаевской ул., 40,
кв. 11 (ныне ул. Марата). Это был
довольно известный в то время врач,
если у него врачевались отпрыски
известных фамилий (Шуваловы,
Шереметевы, Зубовы). Кроме нее
у доктора служили на дому финка
кухарка-экономка, кухонный мужик,
кучер и прислуга. В качестве горнич-
ной служить маме было нетрудно.
Доктор не считал себя богатым, но у
него кроме обширных апартаментов
было 2 выезда: служебная двуколка
и парадная карета. Чистый доход его
составлял 20 тыс. рублей золотом
в год. Кухарка была главной хозяй-
кой в доме. Она готовила обильно
и вкусно. Всем лучшим (например,
рябчиками в сметане) она вдоволь
сначала кормила прислугу, а уж затем
и самих господ. Потомки княжеских
родов тоже не скупились, и за услуги
давали по золотому (чаевые дели-
лись среди прислуги). Незадолго до
Октябрьской революции Цемахович
уехал во Францию. Звал он с собой
и маму, но она отказалась. В ту пору
у мамы было много ухажеров. Один
из них (судя по почтовой открытке)
даже грозился застрелиться, если
она не придет на свидание. Замуж
мама вышла в 1916 году за студента
ЛТА, снимавшего комнату в доме у
господ Коржавиных. Его отец был
директором гимназии в Териоках и
имел собственный дом напротив Со-
бора. После Финской войны дом не
сохранился, но мама показывала мне
ступени того дома. Мамин первый
муж, еврей по национальности, вос-
торженно отзывался о Л. Д. Троцком
и мечтал сражаться под его знамена-
ми за мировую революцию!
Моя сестра родилась 28 декабря
1917, а ее отец ушел добровольцем
в армию и, вероятно, погиб во имя
высокой идеи.
.. Мама, хотя и не при-
знавалась в этом, но все же надеялась
на его возвращение. Даже поселилась
в той же комнате, которую снимал
он у Коржавиных. Вот там-то ее
присмотрел и захороводил мой отец
В. П. Коржавин, студент Политех-
нического института. Конечно, моя
бабушка Н. К. Коржавина была про-
тив такой партии. Против женитьбы
на безродной крестьянке, матери-
одиночке. Но отец всем наперекор
женился, даже не претендуя на на-
следство. Из родного дома он унес
только то, что ему необходимо было
для учебы: письмененный прибор, ло-
гарифмическую линейку, готовальню
и энциклопедию. Моя мама приняла
его на свое иждивение, чем освобо-
дила его от уплаты за учебу в ЛПИ
(как сына домовладелицы). Отец
вынужден был покинуть родной дом,
т. к. бабушка не освободила от упла-
ты за комнату мою маму даже тогда,
когда в той комнате стал проживать
ее родной сын.
ЖИТЕЙСКИЕ РАДОСТИ
И ТРЕВОГИ
После Октябрьской революции
пришло трудное время, чем-то похо-
жее на наше нынешнее, и в Петербур-
ге началась безработица. Но на бирже
труда безработным выдавали доста-
точно хорошее пособие с учетом всех
иждивенцев. Пособие по безработице
в ту как считалось, «трудную» пору
позволяло маме даже печь печенье и
пироги, от которых отец был просто
без ума. Ибо в родительском доме
его не докармливали, т. к. слишком
много в доме было тунеядцев. В даль-
нейшем жизнь господ Коржавиных
сложилась не лучшим образом. Стар-
ший брат Сережа (после блестящего
окончания ЛТА) умер на севере от
испанки. Средний брат Миша был
участником Финской войны, без-
детный, умер от голода в блокаду в
1941 году, младший брат Коля, за-
коренелый холостяк, умер от голода
(почти одновременно с бабушкой
Н. К. Коржавиной) также в блокаду
в 1941 году А у дочерей Н. К. Кор-
жавиной (Лиды и Зины) рождались
только девочки (Муся, Ляля, Вероч-
ка и Лидочка). Тетя Оля замуж так и
не вышла. Вот поэтому мое рождение
18 июня 1927 года как наследника и
продолжателя рода по мужской ли-
нии было встречено всеми (временно
враждующими сторонами с востор-
гом! Бабушка после изрядной дозы
шампанского много пела и плясала,
а папа во хмелю потерял свою сту-
денческую фуражку, что было дурной
приметой. Но случилось так, что не-
задолго до окончания ЛПИ отца по-
ложили в ВМА (Клиническая ул., 5)
с гайморитом. И операция, которую
ему сделал молодой военный врач
В. И. Воячек, оказалась неудачной.
Даже кровь (которая била ключом)
вовремя не могли остановить. Для
того чтобы спасти жизнь отцу, нужно
было срочно много крови. У матери
такая кровь первой группы оказалась.
Взяли ее так много, что маму положи-
ли рядом с отцом. Папа выжил, но у
него на висках стали виться черные
волосы (как у мамы). К чести и досто-
инству врача, он полностью признал
свою вину и был прощен. А впо-
следствии он стал «светилом меди-
цины»! Это был Герой соцтруда, ака-
демик, начальник лор-клиники ВМА
В. И. Воячек, и никто, как он (при
жизни), не заботился так о сотрудни-
ках своей клиники (знал нужды каж-
дого и даже их дни рождения). Даже
часть импортного медоборудования
приобретал на свои деньги. А про-
живали мы тогда в городе по самым
разным адресам: на Ольгинской ул., на
Б. Объездной (ул. Орбели), на Мо-
ховой ул. кроме того, некоторое
время жили под Москвой, в Москве
(на территории завода «Калибр»), в
Челябинске, Хабаровске и Одессе.
Перед войной 7 лет проживали в Ле-
нинграде, в Володарском районе, на
Троицком поле, в корпусе 7, кв. 11. Там
нас и застала война. В солнечный вы-
ходной день 22 июня 1941 года собра-
лись отдохнуть на берегу Финского
залива в г. Сестрорецке. Настроение
было праздничным. Но перед самым
отправлением поезда с Финляндско-
го вокзал узнали: началась война. Я
тогда еще не понимал, какая это все-
народная беда, но настроение у всех
было испорчено. Поезд тронулся, но
нам было уже не до отдыха на пляже.
Срочно было принято решение сойти
с поезда на ст. Ланская, и зайти к
Виноградовым (к маминой сестре
Клаве), чтобы посоветоваться, как
жить дальше? Так и окончилось мое
счастливое детство.
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 25 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 27 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст