J I J .)
узеи Петербурга
на обороте дополнительные «ди-
зайнерские подробности»: какие
картинки он предлагает поместить
на ту или иную стену, где думает
установить исполненный В. А. Демут-
Малиновским скульптурный бюст
графа Александра Павловича, сына
Софьи Владимировны, погибшего
в битве с Наполеоном, и т. д. Хотя,
надо сказать, эти ремарки оста-
лись недоступными при беглом,
обыкновенном, рассмотрении
альбома - картинки ведь были
наклеены, - надписи, сделанные
мельчайшим почерком, все же
удалось рассмотреть при их на-
учном исследовании, главной целью
которой было определение автор-
ства, оставшееся безрезультатным.
И в одном случае против южной
двери Туалетной комнаты новоис-
печенной княгини, на обороте ак-
варели с видом Туалетной комнаты
княгини, Росси написал: «дверь в
Греческую комнату». Что там могло
находиться до 1820-х годов? В нача-
ле XIX века, примерно в 1804-1805
годах, в этом месте Строгоновского
дома А. Н. Воронихин предложил
расположить апартаменты Павла
Александровича и его супруги Со-
фьи Владимировны, урожденной
княжны Голицыной. В тот момент
западный и северный корпуса за-
нимал кабинет графа Александра
Сергеевича и его покои. Молодому
владельцу был отдан западный кор-
пус, в котором в качестве неприка-
саемого памятника находился Боль-
шой зал, отделанный в 1750-е годы.
Сохранилось четыре листа, которые
не датированы, не определенно при-
надлежат руке А. Н. Воронихина.
Они поставляют некоторые сведе-
ния о замысле. Определенно можно
сказать, что мужская половина была
устроена на месте прежней внутрен-
ней анфилады, то есть череды залов
западного корпуса, обращенных во
двор. Одна из двух антикамер, при-
мыкавших к Большому залу, была
превращена в Приемную (Salon -
А. Н. Воронихин продублировал
надписи на французском языке).
Вторая антикамера, а также одна
из прежних Гостиных Растрелли
(истинное назначение большинства
интерьеров осталось неизвестным)
превращались, по задумке зодчего, в
Кабинет (СаЫпе^ графа. Обращает
на себя внимание его значительная
площадь, ставившая проблему ото-
пления. Следующую Гостиную, ту
К. И. Росси. Вид на Уборную
кн. А. П. Голицыной с запада.
Фрагмент предыдущего листа
самую Проходную, А. Н. Ворони-
хин предложил поделить пополам.
Ближе к Кабинету он расположил
Уборную (Toilette) и внутреннюю
лестницу наверх (вниз), вероятно,
для прислуги.
Более любопытна для нас вто-
рая часть старого интерьера, ко-
торую архитектор называет также
Приемная или Salon passage. Зачем
понадобилась вторая приемная и
почему она оказалась проходной?
Французское название несет допол-
нительную информацию. Вероятнее
всего, речь идет о Приемной гра-
фини, ибо поблизости, но в другом,
вновь созданном южном корпусе
находился еще один Кабинет. Его
облик, как представляется, дает от-
вет на вопрос о владельце.
Вид интерьера был установлен
нами первоначально лишь по лю-
бительской акварели все того же
альбома С. В. Строгоновой, при-
надлежавшей руке, скорее всего,
кого-то из членов большой семьи,
едва ли не все члены который об-
ладали художественным талантом.
Так, Софья Строгонова, сама ху-
дожница, обучала живописи и ри-
сунку пятерых детей. Наставниками
были Семен Шустов и Ермолай
Есаков. В данном случае очевид-
но, что определенно следовало
оставить потомкам вид интерьера:
А. Н. Воронихин придумал зал-
ателье, который освещался сверху
при помощи стеклянной конструк-
ции. Эта любительская акварель
впервые опубликована в журнале
«Наше наследие» в 2001 году1.
Двумя годами позже, и по счаст-
ливому стечению обстоятельств,
накануне начала реставрационных
работ, на аукционе Сотби Stroganoff
foundation приобрел оригинал - то
есть ту акварель, с которой была
сделана копия. Ее вероятным авто-
ром является все тот же Е. Есаков,
домашний художник семьи. Софья
Владимировна же была бесспорной
владелицей кабинета.
Итак, Кабинет принадлежал
графине. Логично думать, кажется,
что Приемная при ней также была
именно ее Приемной. Для того что-
бы зал стал более вместительным и
чтобы организовать проход в юж-
ный корпус, А. Н. Воронихин пред-
ложил вынести растреллиевскую
лестницу за фасад. Однако зодчему
не было позволено экспериментиро-
вать, и в тот момент ограничились
лишь небольшим переходом между
зданиями, который непостижимым
образом был устроен за счет со-
кращения лестничной площадки.
Надо думать, архитектор был не
удовлетворен, но доминировали
соображения комфорта, первым
условием которого была теплота
интерьера. Все же это остался Salon
passage.
Судя по всему, Приемная Со-
фьи Владимировны и была названа
К. Росси Греческой комнатой. На
плане Шарлеманя показано боль-
шое окно и четыре карниза. Поэтому
можно предположить наличие ци-
линдрического свода, двух обычных
и двух ложных дверей, и в целом
некоторое подобие Будуара в Пав-
ловском дворце с тем исключением,
что у Строгоновой не было камина.
Прошло десять лет, и невский дом
потерял свое значение в обширном
строгоновском мире. Главная при-
чина забвения - кончины Алексан-
дра Сергеевича, его сына Павла и
внука Александра. В тот момент на
первое место вышла усадьба Марьи-
но, где Софья Владимировна нашла
утешение после смерти мужа и сына.
Новое возрождение городского
дома, определенно затронувшее
Греческую комнату, относится к
1840-м годам, связано с именами
графа Павла Сергеевича Строгонова
и графини Елизаветы Павловны
Строгоновой, в замужестве светлей-
шей княгини Салтыковой. К тому
времени мы еще вернемся. Прежде
47
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 46 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 48 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст