М
узеи Петербурга
48
следует сказать, что в 1818 году
уже упоминавшемуся архитектору
И. Ф. Колодину был поручен ре-
монт невского дома. Для XIX века
это не означает обычную для нашего
времени побелку потолка или смену
линолеума. Речь шла о переплани-
ровке и некоторой переделке инте-
рьеров после смерти Павла Алексан-
дровича, при этом они оставались
достаточно репрезентативными.
Чтобы понять суть проведенных
работ, следовало ответить на вопрос,
каким именно архитектором был
И. Ф. Колодин, имя которого еще
мало известно читателю.
В 1800 году А. Н. Воронихин,
который только что был назначен
строителем Казанского собора, при-
нял решение платить за обучение в
Академии художеств сына одного
из служащих учебного заведения
- 12-летнего Ивана Федоровича
Колодина. Вероятно, архитектор,
который сам вышел из крепостных
и успеха добился невероятным тру-
дом, задумался о своем преемнике
в достаточно длительном процессе
возведения столь значительного
здания. В 1809 году Колодин завер-
шил обучение и попал в Комиссию
по построению великого храма.
Спустя два года он был успешно
завершен, и в 1813 году Иван Федо-
рович, который в данном случае не
исполнил роли дублера, оказался в
Строительном комитете Министер-
ства внутренних дел. Тогда же он
дебютировал как архитектор пере-
стройкой купеческого дома в Сара-
тове и оказался нужен Софье Влади-
мировне, затевавшей строительство
Марьино, но по какой-то причине
решившей не беспокоить А. Н. Во-
ронихина, который прежде делал
абсолютно все проекты для Строго-
новых и их родственников - от дома
до табакерки. Весьма возможно, что
в тот момент С. В. Строгонова уже
узнала о проблемах со здоровьем
заслуженного зодчего, скончавше-
гося на следующий год, и решила
обратиться в начале длительного
процесса обустройства имения
к его молодому коллеге. Однако
И. Ф. Колодин оставил Марьино
и Петербург в конце 1810-х годов.
Его дальнейшая жизнь оказалась
связана с Крымом, где, правда, он
не снискал славы. Хотя зодчему и
приписывают несколько зданий
в Симферополе, «реставрация»
Бахчисарайского дворца оказалась
очевидным провалом. В после-
дующие годы в Марьино появился
П. С. Садовников, который и оста-
вался архитектором усадьбы до
середины 1845 года, вплоть до
кончины Софьи Владимировны.
Отъезд И. Ф. Колодина в Крым,
возможно, связан с каким-нибудь
легочным заболеванием, спасение
от которого традиционно искали на
благословенном полуострове. С дру-
гой стороны, можно предположить,
что графиня была им недовольна
в части работы с интерьерами.
Кстати сказать, это была типичная
проблема для зодчих классицизма,
лишенных заграничных стажи-
ровок. Позднейшие фотографии
показывают, что колодинские ва-
рианты оформления интерьеров
усадьбы не были приняты. Столь
пристальное внимание к ученику
А. Н. Воронихина, результаты ко-
торого еще будут приводиться, по-
требовало длительных разысканий
и долговременного осмысления.
Однако оно было необходимо и
понадобилось для того, чтобы усо-
мниться в ликвидации этим зодчим
Греческой комнаты.
Один за другим И. Ф. Колодин
создал три варианта усадебного
дома в Марьино, фундамент для
которого начали рыть уже в 1813
году. Последний вариант появился
в 1817 году накануне смерти графа
Павла Александровича и на следую-
щий год дом был построен. Тогда
же, в 1818 году, архитектору было
поручено составление некоторых
изменений в невском доме. Так
Проходная гостиная св. кн.
Е. П. Салтыковой.
Фото В. Бианки. 1865 г. ГЭ
серьезно преобразился Кабинет
Софьи Владимировны, в котором
удалили требовавшую сложного
ухода стеклянную конструкцию и
пробили окна. Таким образом, ше-
девр просуществовал менее 15 лет.
Кроме того, к прежнему названию
интерьера теперь было добавлено
слово Большой. Малым кабине-
том в тот момент стала прежняя
Малая библиотека, расположенная
по соседству. В нем, например,
И. Ф. Колодин поставил иные ко-
лонны. Более интересующий нас
западный корпус перешел к Аглаиде
Павловне, которая достигала воз-
раста замужества и потому нужда-
лась в собственных апартаментах. И
здесь, судя по всему, И. Ф. Колодин
ограничился некоторыми измене-
ниями. Обнаруженные чертежи по-
казывают, что прежняя Канцелярия
была отведена под учебную комнату
младших сестер - Елизаветы и Оль-
ги. Кабинет стал Спальней. Таким
образом, Росси работал не на пустом
месте. В известной степени теперь
очевидно, что И. Ф. Колодин под-
готовил почву для его творчества.
Приемная Софьи Владимировны
- загадочная Греческая комната,
которая не запечатлена И. Ф. Ко-
лодиным и не вошла в апартаменты
Росси, - могла быть также несколь-
ко изменена архитектором, который
в других случаях ограничивался
некоторыми «поправками», не вно-
сившими заметных стилистических
изменений в облик интерьеров.
П. С. Садовников был уволен
княгиней Аглаидой Павловной,
наследницей С. В. Строгоновой,
немедленно после смерти матери.
Архитектор также получил отставку
от графа Сергея Григорьевича, мужа
Натальи Павловны и фактическо-
го владельца нераздельного име-
ния Строгоновых (им оно стало в
1817 г.). Это обстоятельство, судя по
всему, имеет прямое отношение к на-
шей истории, ибо весьма вероятно,
что именно П. С. Садовников осуще-
ствил давний «план Воронихина» -
вынес лестницу, препятствовавшую
связи между западным и южным
фасадами дома, за фасад и начал от-
делку Salon passage в тех габаритах,
что задумывал А. Н. Воронихин.
Тогда и была разрушена Греческая
комната. Новый интерьер имел ис-
кусственный мрамор желтого цвета
и ленту аллегорических рельефов в
верхней части стены - типичный об-
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 47 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 49 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст