J I J .)
узеи Петербурга
• « • ц и к а д а м » « .
ij» f# n « k K .
Ц \ ( Л » и д .К 'n«-HAUT>M VL
« ї ї Л ^ Т * КІИ 1».
К * А » Ы к Ч 'М '
Ko>NA
V«C*-rl. >»*
И. Ф. Колодин. Проект переустройства части апартаментов
гр. П. А. Строгонова для его дочерей.
1818г. НИМРАХ
лик залов позднего классицизма. Он
близок манере А. Н. Воронихина, и
потому идея о том, что паркет был
сделан одним мастером, а стена над
ним другим, - момент истины при
раскрытии «тайны интерьера».
Документальных фиксаций
плодов деятельности А. С. Садов-
никова нет, но есть фотография
зала после его дальнейшей пере-
делки, ибо, по счастью, оказалось,
что в 1865 году новый вид Грече-
ской комнаты по заданию графа
П. С. Строгонова был сфотографи-
рован В. А. Бианки для альбома из
девяти видов невского дома дина-
стии. Большинство залов редчайше-
го и ценного собрания легко узнает-
ся: Физический кабинет, Картинная
галерея, Библиотека, Арабесковая
галерея, кабинет графа Сергея
Григорьевича, Бильярдная. Все они
расположены в восточном и север-
ном корпусах и определенно были
«ареалом пребывания» отца Павла
Сергеевича в невском доме. Другая
группа фотографий представля-
ла Большую гостиную, бывший
Большой кабинет Софьи Владими-
ровны и Salon de passage, который
Ю. В. Трубинов, обнаруживший
альбом в 1990 году, затруднился
определить. Нет сомнений в том,
что это именно тот зал, поскольку
из двери хорошо просматривается
Большая гостиная. Однако, не
зная о деятельности А. Н. Ворони-
хина, И. Ф. Колодина, К. Росси и
П. С. Садовникова, Salon passage
определить трудно. Правда, чест-
ности ради следует добавить, что
северная граница интерьера на
фотографии не видна. Мы знаем,
что там была Туалетная княгини
Аглаиды Павловны. Личностью
заказчика интерьера следовало за-
интересоваться для дальнейшего
продвижения в расследовании «про-
пажи» Греческой комнаты.
Граф Павел Сергеевич был ху-
дожественно одаренным человеком,
сыном Сергея Григорьевича и созда-
телем дома на Сергиевской улице в
Петербурге, который, в известной
степени, копировал невский дом. До
1990-х годов и здание, и его владе-
лец были абсолютно неизвестны, и
потребовалось значительное время
для осознания их значения для рода
Строгоновых, Петербурга и россий-
ской художественной жизни поза-
прошлого столетия. В результате
оказалось, что Павел Сергеевич был
поклонником XVIII века и пытался
воссоздать его дух в своем доме на
Сергиевской2. Именно в этой связи
его также интересовал невский дом.
Получив в руки столь замечатель-
ный инструмент, как фотоаппарат,
он заказал швейцарцу В. А. Бианки,
с которым сблизился, особый аль-
бом. В нем оказались зафиксиро-
ваны не только «старые комнаты»,
созданные в золотую эпоху Строго-
новых на рубеже XVIII-XIX веков,
но и новые, оформленные в конеч-
ном итоге по замыслу светлейшей
княгини Елизаветы Павловны, его
тетки, по проекту Г. Боссе3.
Апартаменты начинались в
Большой гостиной и включали в
себя, по крайней мере, еще два ин-
терьера: Кабинет, прежний Большой
кабинет графини Софьи Влади-
мировны, и Проходную гостиную.
Кстати, с некоторой натяжкой мож-
но было бы назвать и этот интерьер
Греческой комнатой. По всему вид-
но, что Павел Сергеевич потребовал
фотографировать не собственные
залы, но чьи? Очевидно, что владе-
лица - дама. Отсюда шелк на стенах,
большое количество фарфора и ме-
бели в стиле рококо. Ничего нельзя
сказать о находившемся далее на
юг Малом кабинете Софьи Влади-
мировны. Если принять во внима-
ние характер отделки следующей
Спальни - интерьера с альковом,
то они также входили в замысел
апартаментов. Это пример поздне-
го классицизма, следы которого в
меньшей степени обнаруживаются
в Проходной гостиной и наиболее
любопытны в Большой. Здесь мы
видим как будто бы вполне класси-
ческий фриз с акантом и такой же
элемент на потолке, который имеет
также более мелкий, типичный для
историзма рисунок лепки. Хотя
П. С. Строгонов не считал нужным
запечатлеть эти интерьеры, Спаль-
ня, по крайней мере для нас, важна
как единственное, хотя и только
вероятное, свидетельство о «стиле
Садовникова». Зодчий был сменен.
Сменен, судя по всему, тем самым
Г. Боссе, который, как определенно
известно, работал на Строгонов-
ской даче для светлейшей княгини
Елизаветы Павловны Салтыковой,
урожденной графини Строгоновой.
В Физическом кабинете не-
вского дома, примыкавшем к апар-
таментам из альбома В. А. Бианки,
находился эффектный портрет
упомянутой дамы, исполненный
К. П. Брюлловым в геральдиче-
ской гамме Строгоновых, то есть
лазурно-голубой, в которой, судя
по всему, заказан шелк. Не она ли
была владелицей залов? Светлейшая
княгиня Елизавета Павловна была
натурой художественной. Она стала
супругой коллекционера средневе-
кового оружия светлейшего князя
И. Д. Салтыкова, сама собирала ак-
варели, наконец, заказала свой пор-
трет лучшему российскому мастеру
XIX века. Для нее пребывание, даже
кратковременное, в доме дедушки,
президента Академии художеств,
не было лишь знаком тщеславия.
Нельзя сказать, что третья дочь
Софьи нуждалась в апартаментах.
Она чувствовала себя полноправ-
ной хозяйкой в салтыковском доме
на Дворцовой набережной. Для нее
были построены дома на Большой
Морской улице. Тем не менее при-
мерно в первой половине 1840-х
годов ей была отведена южная часть
комплекса на Невском проспекте, ко-
49
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 48 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 50 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст