Б
локада Ленинграда
7 4
Слева направо: ветераны-библиотекари Курганской областной библиотеки
Екатерина Никифоровна Долганова, Евлалия Васильевна Белякова,
Нонна Матвеевна Архипенко, Ольга Федоровна Хузе, Апполинария
Гермогеновна Пшеничникова, Борис Максимович Грецкий.
1968 г.
Гагаринской. На днях около 9 ч. утра
садили они снаряды минут 20. Одно
попадание было рядом - в павильон
ресторана Летнего сада на берегу
Фонтанки. Наш дом закачался,
как зыбка, но стекла у Маруси еще
уцелели. Мы лежали в постелях,
хладнокровно распознавая по звуку,
где разорвался очередной снаряд.
Осенью я, по крайней мере, укры-
лась бы в коридоре. <.
..>
9. III.
Случилось чудо, о котором мы
не смели, не могли мечтать. Расска-
жу об этих нечаянных радостях, об
этом самом счастливом дне за всю
ужасную зиму. Утром в 9-ом часу
пришел первый радостный посла-
нец - младший командир Архипов
от Володи11 - с письмом от него и
с посылочкой, - шесть флотских
сухарей и четыре куска сахару. Мы
плакали от радости, плакали, как
маленькие. Трогателен был этот
Архипов, который взял на себя по-
ручение обойти семьи своих бойцов
и товарищей.
Днем, когда меня не было, при-
шла делегатка от ЛВО с подарками:
масло, шпик, рыба консервирован-
ная, сухари, пряники, сгущ. молоко,
конфеты, шоколад, одеколон, мыло,
платочки. Боже ты мой, как это во-
время. Она сразу же хотела увезти
Марусю в стационар. Приходил
сразу же профессор, осмотрел Ма-
русю, установил сильное истощение
и перелом болезни в организме. Он
настоял также на стационаре. От-
куда все это? Вероятно, Зиновий
писал в округ12. <.
..>
Мы плакали от радости, от
того, что о нас думают, о нас не за-
были. Это уже vita nuova. Неужели
переживем? Неужели скоро конец
мученью? Даже не конец, а хотя
бы облегченье - и то уже неска-
занное счастье. Мы так привыкли
к несчастью. Горю. Что не верится
радости. Но ведь после ненастья
бывает ведро. Мы ждали, почти не
веря, этого дня. И все же этот день
наступил. Маруся видела сегодня
сон, что мы пьем чай с пирожным на
ее рождении - сегодня и правда день
рожденья ее (8 месяцев) и мы будем
пить чай с конфетами и сухарями.
Это самый самый счастливый день
за всю самую блокадную зиму.
12. III.
Сказка продолжилась 10 марта.
В 3 часа дня поехали на эмке с
Марусей не в стационар, а в военную
больницу им. Свердлова. Бумага ее,
т. е. направление в больницу, имела
значение «Сезам, отворись!» Глав-
врач был предупрежден о приезде.
Ее, в виде небывалого исключения,
приняли на военную койку, на до-
вольствие комсостава.
Привозят меня домой - еще
одна потрясающая радость - Володя
приехал на двое суток!
Мы не виделись с июля. Столько
пережитого, что не знали, с чего на-
чать разговор, плакали и смеялись,
говорили вразброд до 3 ч. ночи. Он
потрясен тем, что пережил Ленин-
град. Даже фронтовику, видевшему
и испытавшему наше отступление
из Таллина, Ленинградская зима по-
трясающа. Даже семейное горе мер-
кнет в этом потоке непрерывных ли-
шений и трудностей. Одно желанье
у него и у нас с Марусей - напрячь
все силы и постараться физически
пережить это время. Вчера добились
свидания с Машей, хотя в больнице
карантин и приема нет, но Володя с
фронта, а у Маруси такое направ-
ление из Политуправления, что вся
больница, по-видимому гадает, кто
она, кто ее муж, за что такое вни-
мание. Маша привыкает, крепится.
Говорит, что 500 гр. белого хлеба ей
пока маловато, но пища остальная
разнообразная и вкусная. Будут
лечить сердце и общее истощение.
Я просто счастлива за нее. Володя
оказал о нас трогательную заботу: он
по сухарю сушил от своего пайка и
привез штук 15 - 18 и так же сахар
по кусочкам откладывал. Мне это
неслыханная поддержка, когда я
сейчас одна. Марусины дары убраны
в «аварийный запас», мы так напу-
ганы голодом, что предусматриваем,
чем подкармливаться ей, когда она
вернется с излечения.
Я старалась вовсю кормить
Володю: сделала обмен, готовила
для него из столовых каш (овсянка,
чечевица), чтобы сберечь немножко
пшена из его сухого пайка, чтобы
у меня тоже был «аварийный за-
пас» на те дни, когда я не хожу в
школу или израсходую талоны. Я
была привольно-сыта и беззаботна
о пище три дни, - это большая за-
рядка и поддержка.
10 марта на Петербургской
умерла тетя Маня. В это время я
с Володей была на Чайковской.
Смерть тети Мани не была неожи-
данностью - она тяжело болела.
Мне только больно, что блокадная
зима утяжелила ее последние меся-
цы и дни, - не было нужного пита-
ния, с трудом доставали лекарства,
невозможно было пригласить даже
частного уролога - никто не шел.
Страдала она тяжко, ноги налились
водой до нестерпимой боли, да она
была и нетерпелива. Умерла легко,
- уснула. Это меня всегда несколько
примиряет со смертью, когда нет
тяжелой агонии.
Но 4 смерти в семье за полтора
месяца - это все же очень тяжело.
Тетя Маня была нашим патри-
архом (1871 г. рожд.!), суровым
и требовательным судьей. Она
прожила беспокойную трудовую
жизнь, только в последние годы
мы жили «зажиточно», хорошо, и
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 73 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 75 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст