Б
локада Ленинграда
Н
. Н
. С о т н и к о в
7 6
Война от нас не уходит. Она
рядом с нами. Не война вообще, а
Великая Отечественная, всенарод-
ная, незабываемая, завершившаяся
нашей Победой.
Я знаю всех действующих лиц
этой трагедии. Это три женщины,
объединенные горем и родством:
Мария Терентьевна (бабушка),
Анна Никифоровна (мать) и Эль-
вира Павловна (внучка одной и
дочка другой). Знаю с детских лет
своих и место начала этой траге-
дии: ранее поселок, а теперь часть
города Отрадное Кировского района
Ленинградской области. Эти три
женщины - наши хозяйки, мы - их
дачники. Дом послевоенной по-
стройки, обширный ухоженный ого-
род, сенокос, цветник, деревянные
большие качели с навесом от дождя.
Все знакомо до мелочей на усадьбе,
в поселке, в окрестностях.
..
Эличка в свои семь лет соби-
ралась в школу, и последнее свое
дошкольное лето, праздное еще,
собиралась проводить, как всегда,
у бабушки. Лето для нее, девочки
из большой коммунальной ленин-
градской квартиры, где в одной
тесной комнатушке проживала их
семья - отец, инженер-энергетик, и
мать, экономист, - было подлинным
праздником раздолья!
Семья уже поспешно готови-
лась к школе, подумывала обо всех
переменах в жизни. А страна уже по-
думывала о том, какой будет война.
Радио у бабушки Марии Терен-
тьевны в доме, том еще, довоенном,
не было. Речь Молотова по радио
не слушала и о войне узнала лишь
тогда в своих летних хозяйских
хлопотах, когда заскочил попро-
щаться сперва зять - на шесть лет
разлуки, затем - сын. Эшелон его
шел в Карелию, на станции Пелла
остановился на несколько часов.
Вот и отпросился молодой солдат
проститься с матерью, сестрой и
племянницей. Оказалось - в по-
следний раз повидал их.
А 7 августа в поселок уже ворва-
лись немецкие мотоциклисты.
Да, Ютербок - это, конечно, не
Освенцим, не Дахау, но ведь и не
каждая сметенная с лица земли
деревня имеет славу Хатыни и
Красухи. Все равно из тех русских
и украинцев, которых фашисты
загнали в тот немецкий городишко
под Берлином, в живых осталось не
более четверти.
Вот эти девочки и есть узницы
Ютербока: слева - Валя Жукова,
дочь маршала Советского Союза
Г К. Жукова, справа - Эля, героиня
моего очерка. А делал этот снимок
французский театральный режиссер
с севера Франции. Его фамилия
была Бабули, а девчушки русские
звали его по-своему - Бабулей.
..
Растеклись, как мазут, по ли-
ниям Отрадного (линиями - как на
Васильевском острове, там улицы
называют: просеками раньше они
были, еще в начале века). В дома
ворвались, кур и мелкую живность
всю перехватали. Схлынули, умча-
лись. Пехоту вскоре завезли. На-
долго. Стали обустраиваться. Они
тоже изучали проблему:
«Как нам
обустроить Россию
». Как-то сразу
появились и первые «власовцы» -
пусть и не под началом у генерала
Власова служили. Особо немцы
благоволили к «крепким хозяевам»,
«коровникам». Им было нужно
«млеко». «Коровники» благополуч-
но пережили оккупацию и радушно
встретили прежнюю власть, кото-
рую, как припомнилось, называли
властью советской, и стали на все
лады охать и вздыхать, как им тяже-
ло жилось под пятой оккупантов!
А семья Элички приспособи-
лась жить в землянке на краю своего
огорода, потому что шесть офицеров
уже жили в их доме, но на всякий
случай себе подобное укрытие вы-
рыть солдатам приказали: все-таки
ленинградская земля еще не совсем
фатерляндом стала, надо подождать
еще чуток. Помню я то место - там
потом Мария Терентьевна чудный
цветник устроила. Красота горе
заглушала. Как и всегда в нашей
жизни. А для лошадей укрытие
сделать офицерье приказало в том
уголке сада, где «синие качели в
небеса летели», как я писал в одном
из своих ранних стихотворений. Там
отличные крытые качели устроены
были! Порою дождь, даже ливень, а
я сижу под их навесом, раскачива-
юсь, маленький дачник, потихоньку,
и книгу за книгой про войну все чи-
таю. А война, вот она, рядышком!
А там, где мы, маленькие дачни-
ки, в городки и в футбол играли на
опушке соснового и елового леска,
по ночам расстрелы шли. Там же,
вероятно, и могилы послевоенные
десятилетия густым дерном и ку-
старником укрыли. На соседней
улице в сарае пересыльная тюрьма
была. В черном доме, высоком таком
(мы в детстве в его пустых стенах в
прятки играли!), штаб себе фаши-
сты устроили. У станции Пелла за
железнодорожной колеей дороги
мостить из бревен женщин и под-
ростков гоняли. Мы еще застали
следы этих деревянных дорог во
мглистых болотах. Там в канавах
множество моховиков росло, но и
железа военного было не счесть.
Зимних вещей Эличке не брали:
зачем - город-то рядом! Город-то
остался в СССР, а в Отрадном Гер-
мания оказалась. Крупы кончились,
картошку всю немцы слопали. Баба
Маша от голода вся опухла. Все кон-
чилось - одна беда не кончалась, а
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 75 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 77 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст