Б
л
локада Ленинграда
Будни В еликой Отечественной
в письмах моего отца
В . Ф
. А н д р е й ч е в а
В моем домашнем архиве сохра-
нилось 130 писем, написанных моим
отцом в годы войны 1941-1945 го-
дов. Письма сохранила мама, и лишь
несколько из них, в которых были
закрашены военной цензурой по не-
скольку строчек, пропали куда-то.
КРАТКАЯ ПРЕДЫ СТОРИЯ
Мой папа, Федор Кириллович
Андрейчев, родился в 1904 году в
крестьянской семье в Тульской об-
ласти (Одоевский уезд, а теперь Ду-
бенский район, деревня Опочня.).
Учился на рабфаке, служил в армии,
окончил Московский текстильный
институт и был направлен на работу
в Московскую область, в Петушки,
где и познакомился с моей мамой,
Глафирой Ивановной Кручини-
ной. Мама также была направлена
на работу в Московскую область
в Костерево (рядом с Петушками)
после окончания Ленинградского
текстильного института. В 1939 году
мама вернулась в Ленинград, папа
приехал к ней и они поженились.
В 1940 году у них родилась дочь -
моя старшая сестра Тамара. Когда
началась война, папе было 37 лет,
маме - 30. Жили они в деревянном
двухэтажном доме, построенном
моим дедом на Троицкой улице
(теперь - ул. Грибакиных).
Письма 1941 - начала 1943 года
все написаны на случайных листках
бумаги, часто карандашом, только
одно маленькое письмо - на цветной
открытке.
В первом сохранившемся пись-
ме от 3.12.1941 папа пишет, что на-
ходится на окраине города, неодно-
кратно подвергался опасностям, что
с питанием положение тяжелое, что
узнал из газет о боях под Тулой и
переживает за своих родственников.
Спрашивает, как живут ленинград-
ские родственники и соседи, пере-
числяя их поименно.
22.01.1941 - «.
..Сегодня нам
прибавили 100 гр. хлеба.
..».
Из следующих писем ясно, что
он ведет переписку и со своими
тульскими родственниками.
26.03.1942 - маленькое письмо
на почтовой открытке с рисунком
Юрия Васнецова. «Граня! Нахо-
жусь, где ты находилась два года на-
зад, болен. Зайди, ничего серьезного
нет. С приветом, Федя».
Два года назад родилась Тама-
ра, а во время войны там, где был
Письма на бланках
роддом, разместился госпиталь.
Мама рассказывала, что пошла к
нему, но его не узнала. У него был
жесточайший нефрит, и он, обычно
худощавый, распух так, что и шеи не
было видно. Мама и сама в то время
только что вышла из стационара, где
лечилась от дистрофии, а Тамару на
то время поместили в круглосуточ-
ные ясли.
К маю папа вышел из госпи-
таля, но пишет, что болезнь его не
оставила, и через неделю он снова в
госпитале, но уже на Васильевском
острове, и родственников и знако-
мых в это «заведение» не пускают.
Из его писем понятно, что он осве-
домлен о смертях ленинградских
родственников и знакомых и о на-
мерении мамы развести огород, но
обеспокоен ее слабостью.
Из дальнейших писем ясно, что
его эвакуировали из Ленинграда,
переправили через Ладогу, и по-
сле этого он должен согласиться с
мамой относительно ее взглядов
на эвакуацию (мама категорически
отказалась эвакуироваться). Через
Тихвин и Вологду папу вывезли в
Кунгур. Он поясняет, что это вблизи
города Молотова, бывшей Перми,
7 9
История Петербурга. № 5 (51)/2009
предыдущая страница 78 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн следующая страница 80 История Петербурга №51 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст