уша Петербурга
известной исполнительницей ро-
мантических ролей. В 1896 году
Вера Федоровна была приглашена
в Александринский театр и быстро
стала знаменитой. По свидетельству
современников, даже строгая Марья
Гавриловна Савина, великая актри-
са, которую называли «хозяйкой»
Александринки, говорила знако-
мым: «Посмотрите эту актрису, это
редкая актриса.
..».
В. Ф. Комиссаржевская вскоре
покинула императорскую сцену.
Ей всегда хотелось свободы, она
мечтала создать собственный театр,
«театр души», где говорилось бы
«только о вечном». Денег для этого
не было, и актриса добывала их в
турне по провинции. В 1904 году
она открыла свой театр в Санкт-
Петербурге.
Однако и выступления соб-
ственной труппы не приблизили ее к
осуществлению мечты. Она продол-
жала искать, металась и терзалась,
развивая творческий поиск. В свой
театр Вера Федоровна приглашала
выдающихся актеров и режиссеров,
работала, горела, спорила и снова
уходила от всех и работала одна,
искала заново и терзалась тоже
по-новому. А незадолго до смерти,
будто предчувствуя что-то, вдруг
решила оставить театр и написала
пронзительно-чувственное про-
щальное письмо своим товарищам
по актерской деятельности.
Однако именно в тот период
сценическое искусство В. Ф. Комис-
саржевской ослепляло всех неверо-
ятным огнем ее таланта. Она блиста-
ла в пьесах М. Метерлинка («Монна
Ванна», «Сестра Беатриса», «Пелеас
и Мелизанда»), Г. д ’Аннунцио
(«Франческа да Римини» в перево-
де В. Брюсова13), покоряя публику
яркой, искренней игрой. Но это
удавалось ей не благодаря новым
формам театра, а как раз вопреки
им, потому что сущность актрисы
перерастала режиссерские наслое-
ния и возвращала ее к прежнему,
только ей присущему реализму тона
и открытой лирике переживаний.
Потому что она не столько перево-
площалась в изображаемую герои-
ню, сколько привносила в каждый
литературный образ черты своей
собственной, удивительно чистой
и прекрасной души.
...Итак, уже несколько интерес-
нейших людей той эпохи оказались
связаны между собой в нашей
истории: Сергей Рахманинов и Вера
Комиссаржевская, Сергей и Алек-
сандр14 Зилоти, Морис Метерлинк
и Всеволод Мейерхольд, Габриэль
д’Аннунцио и Валерий Брюсов.
Однако перечень имен деятелей
искусства, так или иначе причаст-
ных к «Монне Ванне», еще далек от
завершения.
Например, великий театраль-
ный деятель К. С. Станиславский
тоже увлекся драматургией Мори-
са Метерлинка, увидев еще в 1893
году его раннюю пьесу «Пелеас и
Мелизанда» в постановке режиссера
О. Люнье-По15 в Париже. А. П. Чехов
также интересовался творчеством
бельгийского драматурга и обращал
внимание Станиславского на его
драмы. Незадолго до смерти16 Антон
Павлович советовал поставить не-
которые из них.
«Монна Ванна».
Копия с утраченной картины
Леонардо да Винчи*
Но и это только предисловие к
истории о «Монне Ванне». Дальней-
шие события таковы.
В начале ХХ века начался рас-
цвет творчества Сергея Васильевича
Рахманинова, который в 1890-х
годах громко заявил о себе как не-
подражаемый пианист и талантли-
вый композитор, но после провала
Первой симфонии (в 1897 году) не
сочинял несколько лет. В 1900 году
он вернулся к творчеству, написав
Вторую сюиту для двух фортепиано,
Второй концерт для фортепиано с
оркестром, Виолончельную сонату,
кантату «Весна», ряд гениальных
романсов и фортепианных прелю-
дий, Вторую симфонию. Росла его
известность как концертирующего
пианиста; блестящими оказались и
его выступления как дирижера.
Широко известно, что в период
кризиса 1897-1900 годов, когда мо-
лодой музыкант потерял веру в себя
и не писал, но одновременно с этим
был вынужден искать заработки,
А. И. Зилоти дал ему значитель-
ную сумму, чтобы Рахманинов
мог целиком посвятить себя твор-
честву.
И вот в 1901-1902 годах, когда
А. И. Зилоти начал организовы-
вать концертную антрепризу в
Санкт-Петербурге, первым ему на
помощь пришел двоюродный брат
Сергей Рахманинов17. Он не только
помнил о своем долге (хотя Зилоти
не принуждал его торопиться с
отдачей денег), но также обладал
огромным великодушием. Он по-
нимал, что теперь наступил его че-
ред стать благотворителем, и часто
выступал в «Концертах А. Зилоти»
безвозмездно, позволяя старшему
кузену наладить материальную
сторону дела - ведь уже тогда
залы, где играл С. В. Рахманинов,
наполнялись до предела.
Приезжая в Санкт-Петербург,
Сергей Васильевич останавливался
сначала у С. В. Зилоти (который
в первые годы жил на Лиговском
пр., 55, а затем на Сергиевской,
ныне Чайковского). Однако вскоре
А. И. Зилоти с семейством пере-
брался на Васильевский остров, и
с тех пор - а именно с 1903 года -
С. В. Рахманинов в течение 10 лет
останавливался по приезде в сто-
лицу у другого двоюродного брата,
Аркадия Прибыткова, жившего
с семьей18 в 4-м корпусе Импера-
торского Конюшенного ведомства
(ныне канал Грибоедова, 3).
Квартира Прибытковых явля-
ла собой островок музыкальной
и театральной культуры России.
Многие выдающиеся музыканты,
приезжавшие для участия в «Кон-
цертах А. Зилоти» из Москвы и
из-за границы, любили посещать
домашние вечера семьи Прибытко-
* Эту картину называли «Монна Ванна, или Обнаженная Джоконда». Картина была
сделана по заказу Джулиано Медичи и, возможно изображает его любовницу или жену
(на этот счет существует большое количество версий).
1 5
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 14 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 16 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст