J М . Іемуары
44
стровский проспект. Это был уже
явный перебор.
.. В первые годы со-
ветской власти голод в Петрограде
был, но его не следует сравнивать с
Ленинградской блокадой (унесшей
из жизни 1,5 млн человек). И как во
все времена, в Петрограде голодали
и бедствовали все по-разному.
. В
самое трудное (голодное) время в
Петрограде особенно бедствовала
российская интеллигенция. Так
как ее (по внешнему виду и манере
поведения) пролетариат упорно
продолжал считать буржуями.
А ведь в этой среде было не-
мало выдающихся деятелей науки и
культуры, чей труд вдруг временно
оказался не востребованным. Слу-
чилось так, что моя мама (имея и
без того на руках малолетнюю дочь)
приютила и обогрела интеллигент-
ного и благообразного старичка
(который уже начал побираться).
Мама работала, а он оставался с
моей сестренкой дома, но до поры
до времени, пока А. М. Горький не
включил его в список нуждающихся
в государственной защите. Оказа-
лось, что он один из потомков рода
известных живописцев в России.
Начало этому роду положил Ан-
тоний Бруни (который приехал в
Россию из Швейцарии уже очень
давно). Этот забытый людьми по-
томок от случая к случаю пытался
рассказать о себе.
Мама просто
жалела его и не воспринимала его
рассказы всерьез (уж больно много в
то время было «сыновей лейтенанта
Шмидта».). Но когда он стал полу-
чать продовольственный спецпаек,
да ему предоставили дачу в Левашо-
во, то она поверила.
В знак благодарности он при-
гласил маму вместе с дочкой пого-
стить у него на даче. Мама приехала,
но ее приятное времяпрепровожде-
ние продолжалось недолго. У него
в парке она была укушена беше-
ной собакой и попала в больницу.
Вот так неожиданно закончилось
эпизодическое знакомство мамы с
известным художником. Вот если
бы сейчас была жива моя мама, то
я бы обязательно назвал его имя и
отчество (а вот при жизни матери
мне и в голову не приходило, как
важно было знать его теперь). Когда
в Петрограде был голод, родствен-
ники не баловали мою маму своим
вниманием, но однажды она была
приглашена с дочкой в гости к своей
старшей сестре А. Е. Журавлевой и
была удивлена обилием хорошей
еды (пироги и сдобное печенье из
крупчатки, конфеты и масло «Звез-
дочка»). Оказалось, что и в то время
депутаты и комиссары получали
спецпродпайки, одежду, обувь и
мануфактуру. А вот чем закончилась
партийность маминых сестер.
Старшая сестра Анюта (подна-
копив мануфактуры и накупив род-
не подарков) отправилась навестить
отца и братьев в Сибирь (Томская
обл., ст. Тайга, п/о Светлянки).
Красные патрули по поездам ло-
вили спекулянтов («мешочников»),
а задержали тетушку с ее «богатыми
дарами», да при обыске обнаружили
револьвер (подарок комиссара), без
соответствующих на то документов.
Арестовали, и все конфисковали.
Отпустили ее ни с чем, и то после
подтверждения из Смольного, что
револьвер был подарен. Она так
разочаровалась в Советской власти,
что осталось в Сибири и вышла из
партии. Затем она вышла замуж за
Ивана Иасоновича Тетерина (глав-
ного бухгалтера ликеро-водочного
завода (учителя по образованию).
Однажды он ей изменил с одной
коварной рыжей бестией, да в при-
дачу он сболтнул своей любовнице,
что был насильственно призван
адмиралом А. В. Колчаком в офи-
церы, но вскоре дезертировал из
армии. Когда он вернулся к своей
законной жене и стал замаливать
свой грех в церкви, то по доносу
любовницы был арестован. Он умер
на лесоповале от воспаления легких.
Но так как дезертировал из армии
Колчака сразу и в боях против Крас-
ной армии не участвовал, то был
посмертно реабилитирован. Тетя
Анюта до последних дней получала
за мужа пенсию. Там же в Сибири
она и закончила свой путь.
С тетей Клавой было и того
проще. Она вышла из партии не
по заявлению, а просто перестала
платить взносы. На словах свое
решение она пояснила так: «Обю-
рократировались, и не туда идем.».
Умерла она глубоко верующим в
Бога человеком (но попам не до-
веряла). Дядя Ваня, ее муж, умер
от голода в блокаду (1941), почти
одновременно с мужем старшей до-
чери Сергеем Лукиным (в блокаду
он полностью избавился от язвы
желудка, но зато умер от голода).
Ну и моя мама никогда не относила
себя к тем, кто революцию принял
восторженно. Ей как-то было не
до революции, так как 28 декабря
1917 года у нее родилась дочь. Она
помнила, как из «Крестов» вместе с
политическими выпустили уголов-
ников и что они вытворяли в городе.
Начались убийства и грабежи (ну
совсем как в наше время).
Видела, как громили винные по-
греба на Литейном проспекте (вино
струилось по панелям). Режим
сокрушали сразу по двум направ-
лениям и одновременно (словно так
и было задумано): с одной стороны,
буржуазия подавлялась чекистами
(обыски, аресты, конфискация
имущества), а с другой стороны,
буржуазия подавлялась уголов-
никами (часто выдававшими себя
за комиссаров) - те же обыски с
конфискацией имущества (грузили
на автомобили и вывозили в неиз-
вестном направлении).
Таким образом, всякое воз-
можное сопротивление произволу
властей и уголовников было на-
чисто сломлено общими усилиями
последних. В общем, были, как и
ныне, неисчислимые полки (МВД,
спецназа, ОМОНа, дружин), ко-
торые назывались иначе, но так
же не оказывали существенного
препятствия разгулу преступности
в стране. Население забаррикади-
ровалось в своих квартирах и носа
не казало на улицу. (Видимо, это
тоже как раньше, так и теперь кому-
то нужно было.
.. )
В те первые дни революцион-
ного переворота обязаны были до-
носить о всех подозрительных лич-
ностях, и местах их сбора. А в число
жертв политического террора порой
попадали не только капиталисты-
эксплуататоры народа, но и просто
ученые и деятели культуры. Мама
вспомнила и первую конную ми-
лицию, созданную для наведения
порядка в городе. Эта милиция
была укомплектована, в основном,
из студентов ЛТИ.
А как на деле осуществлялся
в то время лозунг: «Мир хижинам
- война дворцам!»? Ведь далеко
не весь антиквариат княжеских
дворцов попал в музейный фонд
республики.
Подавляющее большинство бар-
ского добра было разворовано теми
ювелирами, антикварами и просто
ростовщиками средней руки, кото-
рые привлекались в качестве экс-
пертов для сортировки имущества и
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 43 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 45 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст