симпатичный сын по имени Жорик,
а старшие дочери жили в городе. Эти
добрые пожилые люди рассказыва-
ли нам про гражданскую войну. Им в
то время всех было жаль, и поэтому
они укрывали у себя в погребе ране-
ных белых (от красных) и раненых
красных (от белых). А ведь сами
при этом рисковали собственными
жизнями.
..
Вокруг украинской хаты росли
абрикосы и груши. У самой хаты
росла большая шелковица. Все это
было в нашем распоряжении. Каж-
дое утро (прежде чем везсти улов
на рынок, дядя Герасим предлагал
нам купить самую лучшую рыбу
на выбор - камбалу, кефаль, скум-
брию, бычки и прочие дары моря).
Камбала порой не умещалась на
сковороде, и из нее просто топили
жир. Уха из бычков, говорил дядя
Герасим, хороша тогда, когда еще
не уснувший бычок дважды пере-
вернется в кипятке.
Были у дяди Герасима две
плоскодонные лодки. Но чаще он
пользовался лодкой с названием
«Чайка». Вот на ней я вместе с ним
и ходил в море. Часто сети рвали
крупные крабы, портили улов, да и
частично выпускали его в дыры. В то
время в Черном море еще водилась
рыба. Попадались даже осетры. Но
когда в курортной зоне появились
трескучие прогулочные катера, то
от шума моторов, по словам рыбака,
рыба ушла к турецким берегам. Как-
то раз после шторма на берегу видел
я огромную акулу «рыбу-молот».
Но однажды (об этом писали все
газеты) какая-то хищная крупная
рыба (на горизонте были видны ее
емуары
мощные всплески) загнала к берегу,
прямо к пляжу, огромное количе-
ство скумбрии. Вода прямо кипела
от нее. Все высыпали на берег и
ловили ее, находясь по колено в
воде, кто чем мог. А мы ловили рыбу
руками и наволочкой. Рыбацкая ар-
тель, находящаяся рядом с пляжем,
мигом заполнила всю свободную
тару отборной скумбрией. Мы же
общими усилиями насолили целую
бочку скумбрии, но домой в Ленин-
град взяли не более 5 кг, для того,
чтобы угостить родственников. Там,
в Одессе, в санатории им. Чкалова,
я впервые увидел фильм «Чапаев»,
который впоследствии смотрел не
менее 15 раз. Рядом с нашей хатой
стоял 2-этажный каменный дом,
в котором, кроме прочих соседей,
проживала моя родственница бе-
локурая красавица-еврейка Дуся
со своей мамой. Мама ее была в
разводе с папой - научным работ-
ником. Папа регулярно привозил
деньги, а также подарки своей Дусе.
А мама уж очень хотела сделать
из Дуси выдающуюся скрипачку
и очень дорого платила за свою
мечту учителю музыки. Но Дуся
ненавидела скрипку, и я помогал
ей спрятаться от уроков музыки на
пляже за огромные камни-валуны.
Ее всякий раз находили и жестоко
наказывали за это. Она вынуждена
была играть урок, и крупные слезы
скатывались на ее скрипку. В 1975
году во время своей служебной ко-
мандировки в Одессу я поинтересо-
вался у дяди Герасима дальнейшей
Дусиной судьбой. И он сказал мне,
что гениальной скрипачки из нее
не получилось, но она играет доста-
точно профессионально на скрипке
в оркестре Одесской филармонии
и в настоящее время находится на
гастролях в другом городе. К слову
сказать, мне известна примерно на
эту тему более трагическая история.
Моя первая любовь по имени Роза
(не смею называть фамилии ее
родителей) тоже брала уроки игры
на фортепиано за большие деньги.
Она была очень способная девочка.
Учитель музыки гарантировал ей
поступление чуть ли не сразу на тре-
тий курс консерватории. Роза свято
верила в свою звезду, но на деле
обещание учителя оказалось просто
мифом. Мало того, в консерватории
ей разъяснили, что у нее, грубо гово-
ря, посадка не та, постановка рук не
та, и вообще не тому ее учили. Такой
удар она не смогла снести, и разум ее
окончательно помутился. Она уже
пробовала работать в библиотеке, но
и там не смогла. Ее помешательство
стало неизлечимым. Мама всем ее
знакомым запрещала разговаривать
с ней на музыкальные темы.
Своей лучшей подруге, которая
выводила ее посидеть в кресле на
набережной Невы, она говорила,
что мечтает выйти замуж. Она про-
жила всего каких-то 3 десятка лет.
Вот такое грустное лирическое от-
ступление.
..
Из Одессы в Ленинград я вер-
нулся с богатейшей коллекцией
даров моря. В сушеном виде: крабы,
морские иглы, коньки, звезды, бычки,
барабульки и даже маленький осетр,
да различные ракушки и раковины.
Когда я пошел в школу, то свою кол-
лекцию подарил школьному музею.
(продолжение следует)
48
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 47 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 49 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст