уша Петербурга
В
текстах
остранстВо города
А.
Ф. Измайлов
Одной из интереснейших куль-
турологических проблем являет-
ся проблема пространства бытия
культуры.
Об
этом неоднократно писал,
говорил, напоминал культуролог
и краевед Николай Павлович Ан-
циферов (1889-1958). На историю
города, каждой его части, он смо-
трел как на историю человека, в
нем живущего. Город как человек.
И человек как город. Это анци-
феровская аксиома. Трактовка
города как особой исторической
индивидуальности его всегда ин-
тересовала.
Работая над диссертацией на
тему «Проблемы урбанизма в рус-
ской художественной литературе»,
Анциферов исследовал Лондон
Диккенса, урбанизм Бальзака через
освоение методов ознакомления
писателя с городом, через пости-
жение его творческой лаборатории,
через изучение чувств и ощущений
лондонцев и парижан. Он смотрел
на парижские улицы глазами Баль-
зака: «улицы Парижа имеют чело-
веческие свойства и внушают нам
своим внешним видом известные
представления, против которых мы
беззащитны». Анциферов делал
вывод о том, что в произведениях
виднейших урбанистов город яв-
ляется не только местом действия,
живописным фоном для лиц и со-
бытий, а прежде всего, «персонифи-
цированной силой», как бы «живым
организмом», которые и определяют
собою характер действующих лиц.
Он и на Петербург смотрел через
призму парижских и лондонских
кварталов. Именно поэтому перед
ним по-новому предстал образ Пе-
тербурга и петербуржцев в творчестве
классиков отечественной литерату-
ры. В результате культурологическое
пространство города претерпело
значительную эволюцию. Анцифе-
ров увидел Петербург: классиче-
ский (Тредиаковский, Ломоносов,
Державин, Батюшков, Пушкин);
романтический (Гоголь, Одоевский,
Лермонтов); реалистический (Бе-
линский, Некрасов, Щедрин).
Он видел в Петербурге Достоев-
ского «не чаемое светлое будущее»,
а ушедший от нас в прошлое «по-
терянный рай». В Петербурге До-
стоевского он выделяет одиночество
людей: «Одинокие люди, - пишет
он, - бегут из своего дома на улицу,
на площадь, в толпу, в трактиры,
а оттуда обратно в свой одинокий
угол, хотя бы и в недра семьи, и все
же одинокий.
..»
В образе Петербурга Достоев-
ского Анциферов выделяет лест-
ницы - как нечто промежуточное
между квартирой и улицей, как
«символ динамизма вечно движу-
щегося и не успокаивающегося»
городского мира1.
Проходя по улицам Петербурга-
Петрограда-Ленинграда, Анцифе-
ров как бы спрашивал у горожан:
«Что изменилось со времен Досто-
евского?». Разве исчез бюрократизм
чиновников, их оторванность от
нужд народа? Разве исчезли: пре-
ступность, бедность, ложь?
Власть места подсказывала ему
ответ: «весь Петербург является
коммуникацией своего населения»2.
И эта коммуникация, этот диалог
города и человека постепенно рас-
творяется в окружающих простран-
ствах и исчезает в них, ибо в какой
бы точке земного шара не возникал
диалог на фоне ретро-ультра пано-
рам, он, в конце концов, превращает-
ся в идею власти места. Анциферов
неоднократно отмечал власть места
над сознанием человека.
«Дома у Достоевского, - писал
Анциферов, - приобретают особое
значение, как обиталища его героев,
как «особенный мирок, живущий
своей таинственной жизнью», «вли-
яющий на судьбу своего обитателя».
Дом для Достоевского не только
архитектурно-художественное про-
изведение, а «сгусток социальной
жизни, его материальная форма».
В городском центре двор окру-
жен домами, а на окраине дом и
двор - единое целое. Об этом цель-
ном единстве Анциферов говорил:
«Человек и дом, как равноправные
члены духовного союза»3. Досто-
евский утверждал, и Анциферов
отмечал наличие у города власти
над человеческой душой. Душевное
состояние человека Достоевский
объясняет особенностями его дома,
его жилища. Мать Раскольникова
говорила сыну: «Я уверена, что ты
наполовину от квартиры стал таким
меланхоликом»4.
Анцифров обращал внимание
на следующие слова одного из
героев Достоевского: «Если бы у
нас были науки, то медики, юри-
сты, философы могли бы сделать
над Петербургом драгоценнейшие
исследования, каждый по своей
специальности. Редко где найдется
столько мрачных, резких и стран-
ных влияний на душу человека, как
в Петербурге»5.
Анциферов изучал Петербург
как градовед. Прежде всего, его ин-
тересовала характеристика населе-
ния, «петербургский тип» человека
в его историческом развитии. Его
занимали типы петербуржцев с Не-
вского проспекта и Выборгской сто-
роны, Гавани и Сенной. Он полагал,
что Невский проспект был нужен,
чтобы соединить Адмиралтейство,
как символ морской России, с
Александро-Невской лаврой, как
символом небесного покровителя
города в лице святого Александра
Невского. Поэтому типы горожан из
Адмиралтейской части и с берегов
реки Монастырки он воспринимал
по-разному. Он научился оценивать
человека не по внешним критериям,
не по профессии или национально-
сти, а целокупно. Каждый человек,
каждый микрорайон, каждый дом
был для него как сгусток социаль-
5
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 4 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 6 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст