П,
ригороды
7 4
Двенадцать летних сезонов
Виталий Бианки провел со своей
семьей в поселке Лебяжье на бере-
гу Финского залива и называл эти
места своей малой родиной. Он по-
любил эти прекрасные прибрежные,
покрытые вековыми соснами места4.
«Тут, - говорил писатель - я начал
охотиться. Тут с ружьем за плеча-
ми, выслеживая дичь и без устали
гоняясь за ней, я научился не толь-
ко понимать, но и любить мир за
каменной оградой городов, мир без
человека и человеком обреченный
на истребление»5.
Довольно оживленным было
Лебяжье и в зимние месяцы. Здесь
работали две школы - сельская и
лоцманская, амбулатория, почта.
Существовало четыре постоя-
лых двора: «Березовая роща», «Бе-
режок» в самом Лебяжьем и два
еще в Петровском хуторе и Старой
Красной Горке. Недостатка в кли-
ентах у них не было. Движение по
Приморскому шоссе, у которого
располагались те постоялые дво-
ры, было довольно оживленным.
Железной дороги на Калище тогда
еще не было, и по этому тракту от-
правлялась в сторону Петербурга
продукция Калищенского стеколь-
ного завода. Огромного размера
витринные и зеркальные стекла
везли зимой на подводах. По шоссе
через Лебяжье в зимние месяцы поч-
ти непрерывно ехали обозы рыбы,
представляющие очень любопытную
картину. Всего 30 и более возов.
Возы обычно стояли позади на спе-
циально удлиненных полозьях лег-
ких, обтянутых парусиной финских
саней. На рубеже ХІХ-ХХ веков от
Старых Калит до деревни Долгово
процветало Северное стекольно-
промышленное общество. То было
невероятное для своего времени и
для нынешнего читателя, огромное
масштабное промышленное произ-
водство, занимавшее территорию,
больше чем нынешний город Со-
сновый Бор. Зеркала и стекло, про-
изводимые обществом, получали
золотые медали и гран-при выставок
в Париже и Брюсселе. Всего на за-
водах общества работало чуть более
3 тысяч человек, в том числе не-
сколько сот иностранцев. Про-
изводство работало на местном
месторождении кварцевого песка
Калище-Липово. Был в числе про-
чих заводов у общества и кирпичный
завод. Завод и все его подсобные
постройки находились к западу от
деревни Долгово на песчаных дюнах
к югу от дороги из Долгово на Кер-
ново. (Это место и настоящее время
находится напротив административ-
ного здания ЛАЭС)6.
До революции 1917 года жители
поселка Лебяжье (в сегодняшнем
территориальном понимании) жили
хуторским хозяйством, рыбной
ловлей, занимались браконьер-
ством в чужих, баронских лесах,
отстреливая косуль, да обслуживали
именитых гостей-дачников из Пе-
тербурга, позднее - состоятельные
лоцманские семьи.
Не бесследными оказались для
здешних деревень годы Гражданской
войны. Дважды в 1919 году этот район
оказывался местом военных событий.
Здесь, в лесу, неподалеку от станции
Чайка, 15 июня части береговой
группы Красной армии нанесли ре-
шительный удар по белогвардейцам
и положили начало освобождению
форта «Красная Горка», захвачен-
ного мятежниками. 30 октября
того же года под самым Лебяжьем
произошел беспримерный в исто-
рии бой аэростата, корректировав-
шего огонь форта по английскому
монитору «Эребус», с самолетом. В
том бою отважный корректировщик
из 21-го воздухоплавательного отряда
Виктор Конокотин сбил из пулемета
первый в истории борьбы за При-
балтику вражеский самолет. Он был
награжден за тот подвиг орденом
Красного Знамени7.
Здесь, на Ораниенбаумском
пятачке, в годы Великой Отече-
ственной войны Лев Успенский
получил за политработу с бойцами
и матросами бронепоезда «Балтиец»
орден Красной Звезды. «Рассказы
о невозможном», «Один из 33» -
это рассказы Успенского о людях,
воевавших рядом с ним: о бойцах
Ижорского укрепленного района,
бригадах морской пехоты, экипажах
двух бронепоездов.
«Мы, - говорил писатель, - все
привыкли тогда к своего рода “эзо-
повскому языку”: говоря о броне-
поезде, мы называли его “Борисом
Петровичем”. Если требовалось
упомянуть о сотне снарядов, пола-
галось писать о сотне “огурчиков”.
..
Славная в наших местах высотка
“Дедова Гора” именовалась “Баби-
ной Горой” или “Дядиной горой”,
но только не Аи-Петри или не
Эверестом. Лукоморье я назвал
Лукоморьем потому, что сначала так
называлось у меня, по этим камуф-
ляжным соображениям - Лебяжье.
А - что? Согласитесь: похоже! И
то, и другое слово начинаются на
“Л”. И то, и другое - кончаются на
“-ье”. Очень догадливый и вполне
русский человек, вполне вероятно,
догадается, на какой населенный
пункт я тут намекаю, а вот уж немцу,
будь он хоть трижды вышколенный
разведчик, до разгадки не дойти:
надо, чтобы он знал слово «луко-
морье», надо, чтобы он ощутил его
перекличку с топонимом “Лебяжье”,
а это - почти невероятно. И эти мои
надежды получили подтверждение:
не то что немецкие шпионы, даже
наши цензоры ни разу не пореко-
мендовали заменить придуманный
мною камуфляж каким-либо дру-
гим, более непрозрачным. Значит,
я был прав»8.
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 73 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 75 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст