С
лужилый Петербург
8 2
этого, 2-го, выпуска, так и всех сле-
дующих при мне до 1848. С такими
прекрасными молодыми людьми
легко и приятно было заниматься,
и их усердие усугубляло и усердие
преподавателей.
.. Не мало было горя
на ней (учебе в Академии. -
И. П
.),
но едва ли не в пример более радости
и утешения»27.
Как постановлено было в Уставе,
жили слушатели на съемных квар-
тирах. Популярностью среди них
пользовался р-н Знаменской пл.,
М. Морской и Гороховой, большин-
ство же снимали площадь в Колом-
не: и близко от Академии, и недоро-
го. Чаще площадь снимали парами,
что было и дешевле, и веселее.
Находили слушатели и время
для отдыха: «Питаясь воздухом, мы
однако же не забывали развлечений
и каждую копейку несли в театр,
особенно в Итальянскую оперу,
занимая, конечно, за 50 коп. места
в райке. Тогда пели Гризи, Марио,
Тамберлик, Тамбурини, Персиани,
Виардо и Демерик, - было кого
послушать; в Александринку же
нас привлекал Каратыгин-трагик,
Мартынов, Максимов, Самойлов,
Григорьев и красавицы-сестры
Самойловы»28. Однако не все мог-
ли себе этого позволить. Многие
слушатели из провинции, имевшие
скромное материальное положение,
вынуждены были ограничивать
свои желания и ставить предел
возможностям. «Столичная жизнь
всем калейдоскопом ее развлечений
и удовольствий проходила далеко
мимо меня; редко-редко удавалось
побывать в театре; все время было
поглощено лекциями в Академии
с утра до четырех часов дня; а вече-
ром, до поздней ночи, занятия дома.
Я немало удивлялся, видя знакомых
студентов высших учебных заве-
дений, предававшихся сплошному
безделью целыми годами, изредка
лишь посещая свои лекции. В нашей
академии это было невозможно, по-
тому что контроль за посещением
лекций был очень строгий, да и сами
офицеры-слушатели строго относи-
лись к своим занятиям»29.
Так как «обучающиеся офице-
ры», находясь в Академии, продол-
жали числиться за своими преж-
ними местами службы, то и форму
они носили тех частей. Это было
вызвано сравнительно коротким
сроком учебы (2, затем 2,5, позднее
- 2,9 года) и строгостью дисципли-
нарной и экзаменационной, когда
от любой жизненной случайности
или неудовлетворительного ответа
на экзамене решалось пребывание
офицера в Академии. Позднее, по-
пав в Генеральный штаб, офицеры
надевали форму этого учреждения.
Еще при составлении первого
Устава была высказана мысль о
приглашении в Академию препо-
давателей из-за границы. «Если бы
исполнилось такое предположение,
то, с одной стороны, не могли бы
поступать в военную академию офи-
церы способные, но не совершенно
сведущие в иностранных языках, а с
другой - что еще важнее - наша во-
енная наука, лишенная всякого са-
мостоятельного развития, тянулась
бы рабски по колее, проложенной
иностранцами»30.
С начала своего существования
Академия имела предназначение,
состоящее из двух положений:
1) комплектование Генерально-
го штаба;
2) распространение военных
знаний в армейских кругах.
На протяжении всей ее дея-
тельности акценты менялись и на
первый план выдвигалось то или
иное положение. Если на первый
план выдвигалось «комплектова-
ние», то нажим в учебе делался на
практические занятия, если же на
«распространение военных знаний»,
то на научные работы. Такие край-
ности порою приводили к тому, что
«Академия стала выпускать пре-
восходных чертежников, недурных
астрономов, лихих наездников, но
весьма посредственных квартир-
мейстеров»31.
Рассмотренные нами слож-
ности обучения в Академии про-
должались сложностями во время
службы в Генеральном штабе. В
тот период (первая половина XIX
века) это было закрытое заведение;
круг деятельности его офицеров
был слишком узок и мало сопри-
касался с деятельностью армии.
Офицеры Генерального штаба счи-
тались специалистами по съемке,
рекогносцировке и составлению
статистических описаний. Для боль-
шинства офицеров Генерального
штаба карьера заканчивалась чином
полковника.
Поводом к пересмотру сло-
жившегося положения сперва в
Академии, а затем и в Генеральном
штабе стал выпуск и набор 1851
года. В тот год было выпущено 7 (по
другим данным - 10), а поступило
5 офицеров. Сложность поступле-
ния, трудности обучения и беспер-
спективность службы в Генераль-
ном штабе - вот основные причины,
по которым армейские офицеры не
хотели поступать в Военную ака-
демию. Наконец-то все, начиная с
императора, поняли, что реоргани-
зация необходима как Академии,
так и самому Генеральному штабу.
Однако генерал-квартирмейстер
Берг отверг обвинения в непрестиж-
ности службы в Генеральном штабе
и повернул дело так, что Академия
оказалась сама виновата в своих
проблемах. Даже Сухозанет не смог
защитить свое учреждение; Берга
поддержал представитель Военного
министра генерал-адъютант князь
Долгоруков. Добытые полумеры
выразились в следующем:
1) офицерам, проходившим
практический курс дать аксель-
банты;
2) всем окончившим - разре-
шить 4-х месячный оплачиваемый
отпуск;
3) окончившего первым перево-
дить в гвардию.
По первому пункту интересен
рассказ выпускника Академии о
том, как эта монаршая милость по-
рою выходила боком: «При переходе
в практическое отделение офицерам
присвоен был аксельбант по цвету
пуговиц мундира. Это была почти
невероятная милость Государя к
Академии. Людям тщеславным
лестно было походить на флигель-
адъютантов, но в тоже время эта
особенность формы позволяла на-
шему президенту издали узнавать
академика. Зоркий и опытный глаз
в.кн. Михаила Павловича тотчас за-
мечал или шляпу с полями, или рас-
стегнутые крючки, и вольнодумец
отправлялся на гауптвахту»32.
Даже такие малые льготы при-
вели к тому, что уже на следующий
год к вступительным экзаменам
прибыло 59 офицеров, из которых
было принято 37 человек. Это ко-
личество поступивших было самым
большим за первые 20 лет существо-
вания Академии.
С 1854 года Академия вошла (на
9 лет) в ведомство Военно-учебных
заведений, которое возглавлял
наследник престола - цесаревич
Александр Николаевич. Факти-
ческим же руководителем был его
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 81 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 83 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст