С
лужилый Петербург
заместитель - генерал-адъютант
И. И. Ростовцев. С этого времени
началось возрождение Академии.
Директор Сухозанет был отправ-
лен в отставку. Его должность была
переименована, и первым начальни-
ком Академии стал вице-директор
Г. Ф. Стефан. В 1855 году после смер-
ти Николая I, Академия, как его дети-
ще, стала именоваться Николаевской
Академией Генерального штаба. Со-
гласно положению 1860 года было
образовано особое геодезическое
отделение, профессора подлежали
избранию и были введены «годовые
сочинения».
Ранее было сказано, что генерал
Дибич предложил учредить медали,
которыми награждались лучшие из
выпускников. При Сухозанете это
были в основном малые серебря-
ные, единицы получили большие
серебряные и лишь в конце его ди-
ректорства, когда власть постепенно
стала уходить из его рук, золотую
медаль получил М. И. Шидловский
(1852), а за ним М. И. Драгомиров
(1856). Имена получивших медали
выбивали на мраморных досках,
которые устанавливались в актовом
зале Академии. На самой же медали
вырезалось имя ее владельца. В 1866
году был учрежден особый знак, вы-
дававшийся слушателям Академии
после 2-х лет учебы.
Теперь остановимся на поощре-
ниях и взысканиях.
Согласно Уставу, отличив-
шиеся по окончании Академии
награждались:
«Первый по успехам в обуче-
нии» - 1. Присваивается следую-
щий чин.
2.
Награждается золотой ме-
далью.
«Второй по успехам в обуче-
нии» - 1. Награждается большой
серебряной медалью.
2. Выдается годовой оклад.
«Третий по успехам в обуче-
нии» - 1. Награждается малой
серебряной медалью.
2. Выдается годовой оклад.
Этот же документ устанавли-
вал 6 видов взысканий:
1. Словесное увещание.
2. Словесный выговор в при-
сутствии товарищей.
3. Выговор, внесенный в книгу
приказов по Академии.
4. Арест домашний.
5. Арест на гауптвахте.
6. Арест на гауптвахте с внесе-
Генерал-адъютант
М. И. Драгомиров
нием в Формулярный список, что
влекло за собой исключение из
Академии33.
При императоре Александре II
были учреждены в армии должности
начальника штаба дивизии и его
помощника и дивизионного квар-
тирмейстера из младших офицеров
Генерального штаба. Это привело
к увеличению личного состава Ге-
нерального штаба, к ускоренному
продвижению по службе и к уско-
ренному переводу в Генеральный
штаб окончивших Академию.
В 1866 году было разрешено
посещение Академии вольнослу-
шателям, и лишь в 1904 году был
прекращен их допуск.
В 1869 году был введен полуго-
дичный дополнительный курс для
самостоятельной разработки трех
тем: по военной истории (устно),
военному искусству (устно) и так
называемой стратегической (пись-
менно).
Начавшееся во второй половине
XIX века революционное движение,
более близкое к терроризму, стало
пытаться вовлекать в свои ряды
офицеров. Этот вопрос возник при
разговоре генерала Драгомирова со
слушателями, и он высказал свое
мнение: «Вы можете поступать в
какие угодно политические партии.
Но прежде чем поступить, снимите
мундир. Нельзя одновременно слу-
жить своему царю и его врагам»34.
Большой проблемой для обу-
чающихся офицеров были экзаме-
ны. «Редкий экзамен в Академии
проходил без неудовлетворитель-
ных отметок, лишавших офицеров
права продолжать экзаменоваться
и вынуждавших их возвращаться
к своим местам службы»35. А вот
из личных вопоминаний: «Неудача
была для меня непоправима и могла
иметь влияние на всю мою жизнь:
мне предстояло со стыдом воротить-
ся в полк»36. Профессор Витковский
В.
В. в своих воспоминаниях приво-
дит случай, когда он на улице встре-
тил даму, которая громко начала его
поносить. Это была жена одного из
офицеров, которого он «завалил» на
экзамене. Для них уже закончились
надежды и вновь возвращение к
рутинным будням. Знаменитый в
будущем Маннергейм, провалился
на вступительных экзаменах в Ака-
демию, но, будучи гвардейцем, долго
не горевал. Это мнение о гвардейцах
подтверждает и А. А. Игнатьев в
книге воспоминаний: «Они, впро-
чем, не в пример остальным, дер-
жали себя непринужденно, так как
провал на экзаменах не означал для
них ни особого горя, ни, тем паче,
позора. Между тем для большинства
результат экзаменов был вопросом
жизни или медленного томительно-
го умирания в глухих гарнизонах»37.
Некоторые из преподавателей не
могли безучастно относиться к ис-
пытуемым. «Он (Баиов) не делал
разницы между пожилым штабс-
капитаном резервного батальона
и блестящим гвардейским корне-
том, хотя первый у него вызывал
большее снисхождение»38. Отсев
из Академии был большой. Так, за
последние два десятилетия XIX
века было отчислено из Академии
913 офицеров.
Как рознились цифры посту-
пающих в Академию и попавших в
Генеральный штаб, находим в ме-
муарах другого выпускника: «Что-
бы судить, какое исключительное
отсеивание производилось в том
(1885) году при приеме в академию,
достаточно сказать, что явилось к
экзамену 415; выдержали экзамен
387; из них отобрано было 70, и из
этих 70 окончили впоследствии
академию по первому разряду и
переведены в Генеральный штаб
только 18»39.
Как легко можно было оказаться
по воле случая на грани отчисления
из Академии во времена Сухозане-
та и как его спасла находчивость,
вспоминал генерал Н. Г. Залесов:
«...я был дежурным в скверный осен-
8 3
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 82 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 84 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст