С
лужилый Петербург
8 4
ний день и, порядочно продрогши,
приехал к Сухозанету с рапортом.
В приемной горел в камине огонь,
кругом мертвая тишина; я уселся
на диван и, согретый огоньком,
крепко, крепко заснул, как в про-
сонках слышу громкий голос: “что с
тобой, ты болен?” Открываю глаза;
передо мною Сухозанет в мундире.
Спросонок я не могу встать, не могу
найтись, что отвечать, но новый
вопрос: “ты болен?” спасает меня,
и я самым слабым голосом говорю:
“точно так, мне дурно”. - “Мундир
расстегнуть, шарф, за доктором по-
скорее!” - кричит Сухозанет при-
слуге и сам уезжает, а я, напившись
холодной воды - тоже давай Бог
ноги. Счастье, что Сухозанет не мог
и в мыслях допустить такой дерзо-
сти со стороны офицера: спать на
дежурстве, и потому сам надоумил
меня, как ему отвечать; иначе, ко-
нечно, меня сейчас же исключили
бы из академии с самой дурной
аттестацией»40.
Несколько отличался пере-
ходный экзамен после 2 класса на
дополнительный курс. По его ре-
зультатам все слушатели делились
на два разряда: получившие I разряд
переходили на дополнительный
курс с надеждой попасть в Генераль-
ный штаб, а получившие II разряд
с академическим значком отправ-
лялись в строй. Из поступивших
в Академию в Генеральный штаб
попадала малая часть.
Историк А. А. Керсновский от-
давал предпочтение выпускникам II
разряда: «Эта категория офицеров,
имея возможность все время приме-
нять на практике в войсках получен-
ные ими в академии познания, при-
несла армии, пожалуй, больше поль-
зы, чем окончившие по 1-му разряду,
пропадавшие даром в различного
рода управлениях и канцеляриях.
Сильные, независимые характеры,
как правило, отчислялись во 2-й
разряд, а в 1-м оставались слишком
часто карьеристы, во всем согласные
с мнением начальства»41. Именно о
них писал генерал Б. В. Геруа в своих
воспоминаниях: «Русские офицеры
Генерального штаба славились сре-
ди строевых офицеров, особенно
боевых, как не понимавшие жизни и
витавшие “в облаках”. Они пребыва-
ли в теоретическом “небе”». В своих
воспоминаниях один из лидеров
Белого движения Антон Иванович
Деникин, анализируя преподавание
материала в Академии и отсутствие
реакции ее начальства и профессу-
ры на новшества в мировом военном
деле, писал: «Мимо внимания Ака-
демии прошли начавшиеся в ино-
странной, особенно французской,
литературе искания в действенной
до того области - военной психоло-
гии. Наконец, то техническое дело,
для которого готовилось большин-
ство слушателей Академии, было
также в загоне: курс “Службы Гене-
рального штаба” был введен много
времени спустя, только в 1911 году
и открыт профессором Головиным.
Нас - будущих руководителей так-
тического образования офицеров
армии - не знакомили с методами
занятий в войсках. Не знакомили,
хотя бы в общих чертах, со “вторым
потентатом” - флотом, с которым
предстояли в будущих войнах со-
вместные действия. В то же время
теоретический курс был очень велик
и перегружен общеобразователь-
ными предметами, один перечень
которых производит внушитель-
ное впечатление: языки, история с
Проект памятника питомцам Николаевской Академии Генерального штаба,
павшим при исполнении служебного долга
История Петербурга. № 6 (52)/2009
предыдущая страница 83 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн следующая страница 85 История Петербурга №52 (2009) читать онлайн Домой Выключить/включить текст