ады и парки Петергофа
имена, и цель этой статьи заключа-
ется в том, чтобы сделать этот суще-
ственный пробел менее заметным.
Наиболее ранние сведения о
работах в Нижнем саду относятся
к 1717 году: весной для «сада его
светлости» в Ораниенбаум постав-
лялись в больших количествах липы,
клены, вишневые деревья и красная
смородина. Посадками деревьев и
кустарников руководил садовник,
имя которого в документах писа-
лось как «Вицевол» или «Вицелов»
(очевидно, искаженное иностранное
имя Witzlov)1. Одновременно с ним
в Ораниенбауме работали русский
садовник Василий Павлов и «садо-
вый ученик иноземец» Христофор
Грац2. О последнем известно, что
родом он был из Стокгольма, во время
Северной войны служил ординарцем
генерал-майора А. Лагеркрона и был
взят в плен под Полтавой в 1709 году.
После этого Грац оказался «в доме»
А. Д. Меншикова в Москве, осенью
1716 года прибыл в Санкт-Петербург,
а в апреле 1717 года «светлейший»
направил его в Ораниенбаум3. Со
временем Грац занял здесь место
«главного садовника» - именно в
этом качестве он запомнился фран-
цузскому путешественнику О. де ла
Мотрэ, посетившему Ораниенбаум
в 1726 году4.
После ареста Меншикова в 1727
году и последующей его ссылки со-
держание усадьбы было поручено
Канцелярии от строений. «Искус-
ство и радение» немногочисленных
садовых служителей, оставленных в
Ораниенбауме, могло способство-
вать лишь поддержанию общего
состояния бывшего меншиковского
сада. Основные работы велись в
огородах, так как продажа овощей
являлась одной из доходных статей
ораниенбаумского имения5. Летом
1728 года садовый мастер Х. Грац6
был уволен из Ораниенбаума по-
сле того, как отработал здесь более
10 лет, а на его место «при садовом
отправлении и аранжереях» тогда
же определен Степан Козмин (Кузь-
мин). При Меншикове он «имел
смотрение в Фоварицком саду»7, а
теперь вынужден был совмещать
обязанности садовника в двух до-
статочно удаленных друг от друга
усадьбах8. Попытка «реабилитации»
Ораниенбаума была сделана в нача-
ле 1730-х годов, когда к садовым ра-
ботам был привлечен голландский
мастер Иоганн Эйк (Экк)9.
Увеселительный сад в долине
реки Карасты. Фрагмент
аксонометрического чертежа из
альбома П. А. де Сент-Илера.
1770-е. ГМЗ «Петергоф»
П осле
передачи
имения
Адмиралтейств-коллегии в конце
1736 года руководство садовыми
работами было поручено тогда
еще подмастерью, а впоследствии
мастеру Антону Борисову. Это
был один из первых учеников
Л. фон Гарнихфельта, «в науку» к
которому Борисов был отдан по рас-
поряжению Петра в 1715 году, когда
голландский садовый мастер начал
свою службу в Петергофе.
В 1743 году был подписан указ
о пожаловании Ораниенбаума ве-
ликому князю Петру Федоровичу10.
Документы свидетельствуют о том,
что в апреле 1744 года мастер Бори-
сов еще оставался в Ораниенбауме
«у смотрения садов и ранжерей».
С началом работ по реконструк-
ции усадьбы, проводившейся под
общим руководством архитектора
Ф. Б. Растрелли, место Борисова
занял садовый мастер Канутус Лам-
берти (Сапи1ш Lambeгty - именно
так он писал свое имя, хотя в Рос-
сии мастера называли Лаврентием
Ламбертусом). Ламберти был родом
из Германии, он родился в Лихе в
1697 году11. До своего определения
в Ораниенбаум, состоявшегося не
позже 1747 года, он служил в Цар-
ском Селе и «являлся бывшим са-
довником императрицы Елизаветы
Петровны.
.. в ту пору, когда она была
еще принцессою», о чем на стра-
ницах своих «Записок» упоминает
Екатерина II. Здесь же она сообщает
о том, что ораниенбаумский садов-
ник Ламберти был ее помощником,
когда ей «пришла фантазия разве-
сти себе сад в Ораниенбауме»12. С
этой целью в середине 1750-х годов
великая княгиня Екатерина Алексе-
евна приобрела у князей Голицыных
участок земли и «принялась чертить
планы и разбивать сад», положив
тем самым начало «Собственной
дачи». Как известно, с 1757 года
всеми работами по созданию этого
ансамбля руководил архитектор
А. Ринальди. Но именно К. Ламбер-
ти стал первым профессиональным
мастером, который принял участие
в разбивке сада.
В период службы Ламберти в
Ораниенбауме заметно преобра-
зился Нижний сад. Планировка его
осталась прежней, однако на месте
достаточно скромных ранних парте-
ров появились необычайно сложные
по рисунку барочные кружевные
партеры («бродери»); изменился
характер боскетов, некоторые из них
превратились в зеленые лабиринты,
образованные заново сформирован-
ными липовыми шпалерами. К се-
редине XVIII века Нижний сад как
образец регулярного паркостроения
достиг своего наивысшего расцвета,
и значительная заслуга в этом при-
надлежала Ламберти.
В 1759 году Ламберти, полу-
чивший к этому времени должность
садового инспектора, выполняя
желание великого князя Петра
Федоровича руководил разбивкой
нового сада в долине реки Карасты.
По традиции, установившейся в
послевоенные годы, этот сад часто
называют «Петровским», как и
пейзажный парк, созданный в XIX
веке, с той разницей, что к наимено-
ванию первого нередко прибавляют
определение «итальянский». Сегод-
ня лишь в исключительных случаях
можно встретить правильное наиме-
нование, использовавшееся в конце
1750-х годов - «Фриденсталь»
^пеЬешШа1), что в переводе с не-
мецкого означает «Мирная долина».
Если учесть, что сад был разбит у
подножия Петерштадта - неболь-
шой крепости, возведенной по всем
правилам фортификационного
искусства, то такое название приоб-
ретает особое значение и смысл. От
сада, созданного под руководством
Ламберти, ничего не сохранилось,
однако его появление в середине
XVIII века повлияло на дальнейшее
формирование ландшафтной ком-
позиции правого берега реки.
Надо полагать, что садовый ин-
спектор Ламберти трудился в Ора-
ниенбауме до своей смерти в марте
1764 года (известно, что умер он
именно там). Вместе с ним постоян-
но работал садовый мастер Иоганн
Зейфертиц, поступивший на службу
История Петербурга. № 1 (53)/2010
1 0 1
предыдущая страница 100 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 102 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст