n
ады и парки Петергофа
ский мещанин Марко был возведен
в личное почетное гражданство61.
Согласно «Свидетельству»,
выданному Марко в 1882 году, за
время его службы в Ораниенбауме
были произведены «улучшения
и устройство как Собственного
сада при Большом Дворце, так и
местности, называемой “Малою
Швейцариею”, в парке, равно как
сада при Ораниенбаумском детском
приюте». Названные работы и ре-
конструкция некоторых оранжерей
производились под личным руко-
водством по составленным Марко
планам62. К этому перечню следует
добавить создание сада на «Дудиной
даче» и оформление местности у
«Еленинского студенца» в дворцо-
вом лесопарке, о которых упомина-
ется в прошении Марко об отставке
14 июля 1881 года63.
После того, как в феврале
1882 года Марко оставил служ-
бу, на место «заведывающего
Ораниенбаумскими дворцовыми
оранжереями и парком» был на-
значен «финляндский уроженец»
Иван Эриксон, который с 1880
года служил помощником садового
мастера при Каменноостровском
дворце, где работал под руковод-
ством бывшего ораниенбаумского
мастера К. Экмана. Как и его
предшественник, Эриксон от-
носился к числу талантливых и
инициативных мастеров: в 1891
году он был награжден серебряной
медалью на Аннинской ленте «за
усердную и деятельную службу
по уходу за растениями и фрук-
товыми деревьями в Дворцовых
оранжереях»64.
Ораниенбаумский садовник
Эриксон был в числе экспонентов
на Международной выставке садо-
водства, проходившей в Петербурге
в Михайловском манеже с 5 по
20 мая 1884 года. Образцы расте-
ний, представленные Эриксоном
«из оранжерей вел. кн. Екатерины
Михайловны», были отмечены
9 медалями разного достоинства.
Им были присуждены малая зо-
лотая медаль за Phoenix reclinata,
две большие серебряные медали
за собрание 50 хвойных и цвету-
щий экземпляр Chorizema varium
splendens, две средние серебряные
медали за Chamaerops excelsa и
Areca rubra, три малые серебряные
медали за Pittosporum Mayi, Lanta-
nia borbonica и Alsophila australis и,
наконец, бронзовая медаль за Cycas
circinalis65. Подобно Марко, Эрик-
сон прослужил в Ораниенбауме
полтора десятка лет66 и в 1894 году
«за долговременную и усердную
службу» получил звание личного
почетного гражданина.
После увольнения Эриксона в
конце 1897 года в связи с очеред-
ной реорганизацией управления
дворцовым хозяйством («по случаю
соединения парка с лесничеством»),
заведывание Ораниенбаумским
парком, содержание дорог, мостов,
скамеек и наблюдение за охраной
было возложено на главноуправля-
ющего Ораниенбаумскими лесни-
чествами Л. Ф. Экардта. Должность
садового мастера тогда же занял
Магновский, назначенный герцогом
М. Г. Мекленбург-Стрелицким по
рекомендации управляющего Гат-
чинским дворцовым садоводством
Г. И. Грюневальда. Магновскому
было поручено «заведывание оран-
жереями, фруктовым и цветочным
садом, огородами, дворцовыми
цветниками и убранство растения-
ми дворцовых помещений»67. Фи-
нансовый контроль за его деятель-
ностью осуществлял Л. Ф. Экардт.
Все «технические указания» новый
мастер должен был получать от
Г. И. Грюневальда, который временно,
сроком на один год, принимал на себя
«инспекцию» Ораниенбаумского са-
доводства с обязательством посещать
его не менее трех раз в месяц68.
Сейчас трудно определить при-
чины такого перераспределения
функций. Не ясно, насколько по-
лезным это оказалось для садово-
паркового хозяйства. Надо по-
лагать, что Магновский успешно
справлялся с возложенными на него
обязанностями в части содержания
Ораниенбаумских оранжерей, по-
скольку в апреле 1918 года он про-
должал в них трудиться69.
Наряду с Магновским в начале
ХХ века в Ораниенбауме работал
Федор (Теодор) Львович Экман -
однофамилец (или родственник)
садовника, служившего здесь в
1850-1860-е годы. Граф Г. Г. Кар-
лов, детство которого было тесно
связано с Ораниенбаумом, в своих
мемурарах называет Экмана «управ-
ляющим Ораниенбаумской Лесной
дачей». Экман, «немец, латышского
происхождения, толстый, апатич-
1 0 6
ный, с некоторою долей буршиз-
ма, хороший охотник и любитель
своего дела», исполнял обширные
обязанности по содержанию ора-
ниенбаумских садов и парков. На
основании сохранившихся черно-
вых записок о предполагаемых по-
садках в Ораниенбаумском парке
(1910)70, плана работ в Верхнем
парке на осень 1910 - весну 1911
годов71 и переписки Экмана с тех-
ническим бюро по обработке земли
К. Эндериха в Риге72, директором
Лесного питомника в Ремерсдорфе73
и Обществом Балтийских семеново-
дов в Дерпте74, можно утверждать,
что Ораниенбаумский дворцовый
парк являлся предметом его по-
стоянного внимания и заботы. В
планах Экмана, который работал в
Ораниенбауме вплоть до февраля
1917 года, упоминаются работы в
Нижнем и «Еленинском» садах,
рядом с «протестантской церковью»
(Каменным зало), посадки в районах
Китайского дворца и реки Карасты
(«Швейцария»), на склоне у пави-
льона «Катальная горка» и др.
Нужно ли говорить, что ав-
торство произведений садово-
паркового искусства, подобных
Нижнему саду и Верхнему парку
Ораниенбаума, невозможно при-
писать одному или двум лицам?
Ораниенбаумские парки склады-
вались в течение многих лет, в
результате поэтапного формиро-
вания и усилий многих участников
процесса. К их числу в первую
очередь относятся владельцы
имения - те из них, которые,
разбираясь в тенденциях садово-
паркового искусства, целенаправ-
ленно приглашали для опреде-
ленных работ профессионалов. Во
вторую - архитекторы, которые
работая над проектами, редко бра-
лись за решение столь специфиче-
ской задачи, как паркостроение.
В третью - садовые мастера,
руководившие практическими
работами. Иные из них, как мы
видели, явились создателями идей
и проектов, на других ложилась
вся конкретная деятельность по
их осуществлению. Все те люди,
без сомнения, могут и должны
считаться соавторами уникального
паркового ансамбля Ораниенбау-
ма. Чем больше мы будем знать о
них, тем более предметным станет
наше понимание истории.
..
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 105 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 107 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст