П
.
етергофские юбилеи
Петергофская дорога на карте, изданной Р. и Й. Оттенсами.
1720-е гг.
Входя в состав ближайших к
Петру людей, его «компании», в
составе членов «Всепьянейшего и
Всешутейшего собора» Ю. Ф. Ша-
ховской именовался «архидиаконом
Гедеоном» (царь имел более низкий
чин протодьякона). Однако острый
ум и язык доставили ему славу го-
сударева шута (в действительности
же, скорее, тайного соглядатая и эк-
зекутора под шутовской личиной).
Рассказывая на склоне лет об
этом спутнике Петра, выдающийся
дипломат Б. И. Куракин писал:
«А особливо теперь упоминаем о
князе Шаховском, который был
ума немалого и читатель книг,
токмо самый злой сосуд и пьяный,
и всем злодейство делал, с перво-
го до последнего. И то делал, что
проведывал за всеми министры их
дел и потом за столом при его вели-
честве явно из них каждого лаевал
и попрекал всеми теми их делами,
чрез который канал его величество
все ведал.
.. Оные же дураки, как
лепень-прилипало Шаховской и
другие протчие, были употреблены
для наказания многим знатным
персонам и министрам, будто во
пьянстве и от их самого произволе-
ния. И когда его величеству на
которого министра было досадно
и чтоб оного пообругать, то при
обедах и других банкетах оным
дуракам было приказано которого
министра или которую знатную
персону напоить и побить и по-
бранить, то тотчас чинили.
..»8.
Датский посланник Юст Юль
записал в своем дневнике под
1 декабря 1709 года: «В числе про-
чих шутов был один по имени князь
Шаховской, звали его кавалером
ордена Иуды, потому что он носил
иногда на груди изображение Иуды
на большой серебряной цепи, наде-
вавшейся кругом шеи и весившей
14 фунтов. Царь рассказывал мне,
что шут этот один из умнейших
русских людей, но при том обуян
мятежным духом: когда однажды
царь заговорил с ним о том, как
Иуда-предатель продал Спасителя
за 30 сребреников, Шаховской воз-
разил, что этого мало, что за Христа
Иуда должен был взять больше.
Тогда в насмешку Шаховскому и в
наказание за то, что он, как усмат-
ривалось из его слов, казалось тоже
был бы не прочь продать Спасителя,
если бы он жил в настоящее время,
только за большую цену, царь тотчас
же приказал изготовить вышеупо-
мянутый орден Иуды с изображе-
нием сего последнего в то время как
он собирается вешаться»9.
Свидетельство о пребывании
Ю. Ф. Шаховского в завоеван-
ном Выборге мы находим в запи-
сках того же Юста Юля от 1 июля
(20 июня по ст. ст.) 1710 года: «.Царь
поднимался на самый верх укреплен-
ной башни, называемой Герман.
Большое количество бутылок
вина, водки и пива сопровождало
царя на башню. На каждой из пяти
ярусных площадок было выпито их
помногу, но всего более на верхней,
и большинство компании почти
ничего не помнило. Князь Шахов-
ской, тот, что носит орден Иуды,
добровольно принимал пощечины
за червонцы, кто больше даст. По-
пойка на Германе продолжалась
чуть не всю вторую половину дня,
и лишь немногие спустились вниз
не совершенно пьяными»10.
Такое смешение исполняемых
ролей, комических и серьезных,
учитывая специфический характер
игровой и «смеховой» культуры пе-
тровской эпохи, было нередким для
своего времени. И, возможно, имен-
но в Выборге, в перерыве между
застольями, Петр впервые высказал
А. Ф. Шаховскому идею строитель-
ства на побережье многоверстной ше-
ренги увеселительных домов - «назло
надменному соседу», у которого
русские только что отобрали одну из
его главных крепостей, грозившую
его «пардизу».
Фрагмент плана Петергофской дороги (между Стрельной и Петергофом,
с проектом канала на Нижней террасе).
1720-е гг. (копия 1730-хгг.). РГАВМФ
1 9
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 18 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 20 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст