П
етергофские юбилеи
Реставрация стеклярусных панно в Лаборатории реставрации тканей
Государственного Эрмитажа.
2009 г.
платья: «великое множество круп-
ных бус, подобно как зимой ледяные
сосули на кровлях висят», или та
самая немытая «племянница была
одета в платье, которое «бусовыми
сосульками было выложено»31.
Столь необычное сочетание
материалов, как стеклярус и синель,
да еще не в кошелечке или дамкой
сумочке, а в настенных панно, когда
и теплота вышивки, и холодный
блеск фона зазвучали в полную
силу - это визуализация метафоры
«лед и пламень», переведенной на
язык декоративной отделки. Метафо-
ра эта в текстах XVIII века чрезвычай-
но содержательна и многозначна.
Она часто звучит в любовной
лирике, в которой сюжет строится
вокруг образа «льда и пламени»32: в
жар и в холод бросает чувствитель-
ные души, охваченные любовной
страстью:
И жжет мою всю кровь
тончайший самый пламень,
Бледнею и дрожу
и хладный пот лию.
..33
Неутоленная любовь, неуслы-
шанные мольбы оборачиваются
зимой посреди весны:
Весення теплота
жесточе мне мороза
И мягки муравы
противнея снегов34.
Метафора любви как «льда и
пламени» широко распространена в
европейской лирике, и была усвоена
русской литературой вместе с дру-
гими литературными сюжетами,
образами, мотивами. Но та же мета-
фора имела в XVIII веке политиче-
ский смысл и означала, выражаясь
сегодняшним языком, культурную
специфику России - она удивляла
европейцев и составляла предмет
гордости российских поэтов и
монархов.
Фернейский отшельник вели-
чал Екатерину «звездой севера»,
«героиней севера»35. Екатерина II
не без кокетства подчеркивала се-
верный характер подвластных ей
земель: «вот и все мои полярные
новости»36, - писала она Вольтеру,
завершая рассказ о прививке оспы
себе и сыну; сообщала, что к про-
изведениям философа «алчны у
600 градуса»37; полемизируя, за-
являла - «север сделает как Луна,
которая продолжает свой путь»38.
Для европейцев «Север» - по-
нятие, наделенное не только гео-
графическим, но метафорическим
смыслом, - это дикие, не тронутые
цивилизацией места. Поэтому, как
показал Л. Вульф, в путевых за-
метках иностранцев о России так
важен образ контраста - тепло и
холод, лед и пламень, образ про-
странства, где встречаются циви-
лизация и варварство39. По словам
графа де Сегюра, Петр Великий по-
бедил природу, «распространив над
этим вечным льдом живительное
тепло цивилизации»40. Де Сегюр,
оказавшись в России, увидел на ее
просторах сарматов и скифов, как
будто сошедших со страниц «Исто-
рии» Геродота и рельефов колонны
Траяна (вот он - холод варварства),
а рядом с ними тепло цивилизации -
блестящие дворы, манеры, этикет41.
Герцогиня Кингстон отказалась от
брака с князем Радзивиллом, «не
желая оставаться в дикой стране,
среди сарматов, которые одеваются
в звериные шкуры»42.
В устах русских поэтов та же
тема стала поводом для особой
гордости, аспектом национального
достоинства:
Где снега вовек не тают,
Там науки процветают43.
Северная держава уподобля-
лась древним и прославленным
царствам юга:
Но Бог меж льдистыми горами
Велик своими чудесами:
Там Лена чистой быстриной,
Как Нил народы напояет
И бреги, наконец, теряет,
Сравнившись морю шириной.
И даже превосходит их:
Небесной синевой одеян,
Павлина посрамляет вран44.
Похвала северу становится
специфическим мотивом русской
поэзии ХУШ века:
Немало зрю в округе я доброт:
Реки твои струи легки и чисты
Студен воздух,
но здрав его есть род45.
Союз льда и пламени вдохнов-
лял устроителей Ледяного дома
1740 года. В ледяном камине горели
дрова, горели ледяные свечи (их
обмазывали нефтью и поджигали),
ледяные пушки стреляли и извер-
гали горящую нефть, на балюстраде
стояли ледяные деревья вперемеш-
ку с настоящими померанцевыми46.
«Только в этой одной стране можно
увидеть такую забаву», - писал мар-
киз де-ла Шетарди47.
Неизвестно, кому пришло в
голову воплотить в декоративной
отделке союз «живительного тепла»
и холода - Антонио Ринальди, Мари
де Шен, или самой Екатерине. Но не
удивительно, что такая декоратив-
ная инвенция оказалась найдена и
воплощена именно в России.
Желая реконструировать сю-
жетную программу уникально-
го интерьера, мы обратились к
литературным произведениям, к
мотивам и темам, которые были
хорошо известны образованной
публике середины и второй полови-
ны ХУШ века. Речь не идет о том,
что создатели декоративных панно
иллюстрировали литературные про-
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 27 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст