П
.
етергофские юбилеи
Придворный выезд из Большого дворца в Петергофе.
В. Садовников. Середина XIX века. ГМЗ «Петергоф»
ему, стоявшему в карауле, серебря-
ный рубль. Законопослушный часо-
вой взять подарок не осмелился, и
императрица положила рубль перед
ним на землю и удалилась. По пре-
данию, А. В. Суворов свято хранил
эту монету всю жизнь.
Строительство Петра Великого,
как известно, носило интернацио-
нальный характер и было связано
с современной ему архитектурой
Голландии, Германии, Англии, Ита-
лии и других стран, среди которых
особую роль играла Франция.
Связь с французской архитектурой
проявились уже на ранних этапах
строительства Петербурга в первую
очередь в работах Ж. Б. Леблона,
который создал один из проектов
городской планировки и разработал
типы образцовых домов, определив-
ших лицо столицы.
Подобно Петербургу, в своео-
бразный плацдарм для архитектур-
ных экспериментов Петр превратил
Петергоф: здесь работали немцы
Андреас Шлютер и его ученик
Иоганн-Фридрих Браунштейн, ита-
льянец Никола Микетти, голланд-
ские мастера Стефан ванн Звиден,
Питер фон Гезель и другие. При
создании образцов интимного уюта
и пышного великолепия в Большом
дворце также раскрылось дарование
Ж. Б. Леблона3. При этом в Петер-
гофе, как и в столице, не превали-
ровал определенный архитектур-
ный стиль. По точному замечанию
И. Э. Грабаря, в России «не было
той властной руки <.
..>, не было
художника - великана, которому по
плечу была бы задача, и который на-
ложил бы свою печать на Петербург
своего времени»4. Таким человеком
стал архитектор Ф. Б. Растрелли,
талант которого формировался на
основе архитектурных исканий
европейских предшественников, а
развитию этого таланта в полной
мере способствовала императрица
Елизавета Петровна.
Исследователи до сих пор спо-
рят об истоках творческого под-
черка итальянского зодчего, ранняя
биография которого содержит
лакуны. Считают, что он жил в Па-
риже, что, судя по времени, проис-
ходило в момент завершения эпохи
регентства. Зодчий ехал в Россию
полный впечатлениями от роскош-
ных интерьеров «большого стиля».
Располагаясь во дворцах по анфи-
ладной системе, они строились на
Петр !
Кал
и
Голы
«н и « «
Елтшшгтч
/'"ДМ
Ева тс-р
1743
41
20
1712
л
1745
41
1764
1
1713
ь
1746
37
176
<
4
15
174
М
1766
/7/5
1750
33
1763
57
2
1751
V)
/760
V,
1716
9
1752
59
1770
32
/7/9
17
1754
37
1771
9
172*
2}
1755
17
1772
1721
34
1756
20
1773
37
1723
11
1757
33
1774
47
1724
10
І75Н
60
1759
90
1760
НЗ
1761
1776
30
Всего ла 15 лет
171 лень
Всего я* 19 лет
725 Л*ей
Всего *а 32
Страница из «Журнала пребывания
в Петергофе членов
императорской фамилии»
основе сочетания белого с золотом,
украшались золоченной резьбой,
гобеленами, лепным узором, доро-
гими тканями, огромными окнами
и зеркалами, иллюзорно увеличи-
вавшими пространство.
Строительное мастерство пе-
тергофских построек Растрелли
было подготовлено всем тем, что
происходило здесь до него. Одно-
временно его творчество было
обусловлено вкусом императрицы,
которая любила блеск, веселье и
роскошь. Эпоха Елизаветы стала
исключительным по своей цель-
ности временем яркого проявления
идеалов эпохи рококо. Прикладное
искусство и монументальная жи-
вопись достигли высокой степени
мастерства. По сути, в архитектуре
нашли воплощение жизненные
принципы «веселой царицы».
Нагорный дворец, расширенный
М. Г. Земцовым еще при Анне Иоан-
новне, оказался теперь мал для мас-
штабных елизаветинских «куртагов»,
не говоря уже о «Монплезире». Цере-
мониал русского двора усложнился,
выросла свита, что предопределяло
масштаб нового строительства. Ука-
зом 5 декабря 1745 года Елизаве-
та Петровна повелела Растрелли
«сочинить» чертежи перестройки
Большого дворца. Сохранившиеся
материалы позволяют проследить
эволюцию замыслов зодчего, начи-
навшего со скромного предложения
надстроить второй этаж над галерея-
ми, соединявшими средний корпус
с флигелями, а затем смело решив-
шегося на слом галерей и флигелей
и надстройку всего Центрального
корпуса. Увеличение высоты здания
и его протяженности не допускало
сохранение прежней ширины риза-
литов в три окна по фасаду5. В этой
ситуации он предложил расширить
боковые выступающие части об-
ращенного в сторону моря среднего
корпуса, что позволило увеличить
число оконных проемов до пяти. Оси
окон были перебиты, стены получили
обработку пилястрами вместо руста,
а круглые фронтоны центральной
части повторили решения формы
оконных проемов верхнего этажа. В
переработке первоначального про-
екта сказалось изумительное чувство
масштаба и пропорций, присущее
Растрелли.
15
июля 1746 года зодчий по-
лучил разрешение императрицы
приступить к перестройке дворца.
31
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 30 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 32 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст