А
рхеология
гая перестраивалась, что не всегда
сопровождалось соответствующей
документацией и архивными дан-
ными. Что-то исчезло уже в после-
военные годы: одно с неимоверным
трудом восстанавливали, другое
сознательно и целенаправленно
разрушали, как, например, ансамбль
Нижнего дворца Николая II в
«Александрии», городскую ратушу
и часовню св. Иосифа-Песнопевца
на Торговой площади и т. д. Про-
следить динамику этих изменений
с составлением соответствующей
технической документации также
является одной из необходимых
задач археологических работ. Дру-
гих способов установить многие из
утраченных фактов и деталей про-
сто не существует.
Несколько слов о методике вы-
полненных работ. При раскопках,
как правило, широкой площадью -
использовался принцип послойного
раскрытия грунта с промежуточ-
ными зачистками и фиксацией не-
обходимых промеров в Балтийской
системе высот. Выборка грунта про-
изводилась до материкового слоя в
тех случаях, когда это не препят-
ствовало сохранению архитектур-
ных и строительных деталей или их
конструктивных элементов. Тради-
ционные в археологии раскопки «на
снос», когда исследуемый памятник
(комплекс) при этом фактически
уничтожается, в реставрационных
работах исключаются. Заповедь «не
навреди» для максимальной сохран-
ности уцелевшего материала для нас
всегда является приоритетной. По-
зитивной, в ряде случаев, оказалась
и предварительная диагностика ис-
следуемого слоя методом фотонной
магнитометрии.
Методологически все обследо-
ванные объекты можно разделить
на три условные группы. К первой
относятся полностью раскрытые
комплексы (раскопки широкой
площадью). Вторую образуют па-
мятники, исследованные частично
раскопами, а частично шурфами
По такому принципу обследовалось
основное количество объектов. Тре-
тью, составляют, как правило, пол-
ностью утраченные объекты, то есть
без сохранившихся конструкций в
грунте. В этом случае обследование
ограничивалось индикационными
шурфами или зондажами. Если
конкретизировать, то с зондажей и
шурфов начиналось исследование
всех комплексов. Но когда в про-
цессе обследования - «пристрелке к
объекту» - выяснялось, что памят-
ник полностью утрачен, раскопки
заканчивались («отрицательный ре-
зультат - тоже результат»). В случа-
ях, когда конфигурация памятника
ясна и степень сохранности скрытых
конструкций удовлетворительная, а
площадь объекта значительная, -
шурфы расширялись до раскопов,
дополнялись другими шурфами
в нужных местах, но полного рас-
крытия памятника при этом не
производилось. При возникновении
же спорных моментов, противоречи-
вости исходных архивных данных,
недостаточной информации по кон-
фигурации контуров исследуемого
объекта или иным мотивационным
причинам комплекс полностью
раскрывался широкой площадью.
Выбор вариантов осуществлялся на
месте эмпирически и согласовывал-
ся с мнением заказчика работ.
Для составления ряда хроно-
логически значимых типов встре-
ченных вещей (хроноиндикаторов)
особое значение имело установле-
ние верхних и нижних дат, то есть
определение временных границ
датировки памятника. Такой под-
ход позволял уточнить и сузить
даты инвентарных («замкнутых»)
комплексов исследуемых объектов
в тех случаях, когда отсутствовали
точные архивные сведения об их
временном диапазоне существова-
ния. В любом случае, сделанные в
ходе работ находки представляли
как научный, так и практический
интерес (монеты, посуда, произ-
водственный и садовый инвентарь,
предметы быта, интерьера, элемен-
ты декора зданий и др.), попол-
нив собой музейные фонды ГМЗ
«Петергоф».
Таким образом, культурный
контекст, или «замкнутый ком-
плекс», в идеале выходит за рамки
чисто археологических понятий и
становится смысловым содержани-
ем уже реставрационных работ, вос-
создающих первоначальный облик
и замысел памятника. Выявление
многофакторных связей между раз-
личными аспектами одного памят-
ника (архитектурно-ландшафтного
комплекса) позволяло полнее рас-
крыть его как объект реконструкции
и предмет историко-культурного и
археологического изучения. Прин-
ципиальные моменты здесь: во-
первых, соотнесение между собой
имеющихся исторических планов,
рисунков и других иконографи-
ческих и текстовых документов,
порой противоречащих друг другу;
во-вторых, фиксация реальной
планировки объекта в ходе архео-
логических работ. Последняя для
реставраторов должна быть всегда
приоритетна, поскольку имеет объ-
ективный характер. Отсюда вывод:
нельзя воссоздавать объект исклю-
чительно по архивным данным, так
как они не всегда соответствуют
«раскрытой» действительности.
Таким образом, применительно
к задачам реставрационного процес-
са возможности археологической
фиксации оказываются едва ли не
решающими: точная локализация
и планировка утраченных объектов,
Раскрытие фундамента и мощеной площадки Лебедяжника
в «Александрии» (середина XIX в.). Вид с севера.
Фото автора, 2005г.
37
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 36 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст