еожиданный ракурс
Общий вид альбома
М . А. Платонова
В 1851 году в «Народном чте-
нии» вышла в свет небольшая
брошюра «Прогулки в Петергофе»,
написанная известной тогда писа-
тельницей Марией Корсини. Из-
дание подразумевало обращение к
читающей публике самых широких
слоев, как это тогда понималось.
В народ, очевидно, включались
умеющие читать мещане, торговцы,
представители интеллигентных
профессий: врачи, учителя, служа-
щие государственных и частных
учреждений.
Сюжетная завязка проста: дама
с детьми на дачном отдыхе. Она сама
их воспитывает и дает им началь-
ное образование. Она возвышенно
эстетически воспринимает мир, она
религиозна и имеет твердые монар-
хические принципы. Она доброде-
тельна, ее нравоучительные произ-
ведения известны, именно поэтому
все, что она пишет - правильно!
Нам, читателям, предлагают это
принять априори.
Последнее подчеркивается в тот
момент, когда она знакомится с ком-
панией, с которой будет совершать
прогулки по Петергофу. Первыми ее
спутницами стали две англичанки.
Их национальная принадлежность
важна: она позволяла смотреть на
Петергоф со стороны, фактически
из-за границы. Оставим за скобка-
ми, что обе дамы преимущественно
жили в России. Одна из них - дама
замужняя, благотворитель с боль-
шой буквы, которая словом и делом
помогала всем нуждавшимся. Дру-
гая дама - незамужняя, представля-
лась известным английским поэтом-
импровизатором, воспринимающим
жизнь с эстетически правильной
точки зрения. Она находила в
окружавшем ее мире красивое, по-
зитивное и перекладывала свое
сентиментальное мировосприятие
в вирши. Наличие таких спутниц,
которые несли основные качества
идеальных женских личностей с
точки зрения того времени - уже
качественная оценка правильности
всего изложенного ниже.
Начнем с утверждения автора:
«Самое очаровательное место, из
всех окрестностей Петербурга, есть
без сомнения Петергоф»1. Теперь
можно выяснить: в чем состоит его
очарование. Петергоф середины
XIX века для эмоционально вос-
питанного посетителя начинался с
«Монплезира», вернее, с его терра-
сы, с вида на море2. Место, ставшее
одним из визуальных «клише»
Петергофа. Место, дающее мыслям
о жизни течение возвышенное. Но
простор моря не определен. Здесь
можно размышлять о чем угодно
и... грустить. Именно поэтому на
террасе «Монплезира», в обществе
гулявших дам и детей, была введена
особа разочарованная, с разбитыми
надеждами и мечтами - русская
поэтесса, скрытая под инициалами
«А. Ш.» Этот сюжетный ход, как
выяснится позже, окажется чрез-
вычайно важным для понимания
смысла и значения петергофского
комплекса времен Николая I.
Возвращаясь с прогулки к своим
дачам, дамы проходили гроты, видели
Большой Морской канал и залив
от террасы Большого дворца -
картину поистине впечатляющую,
наполненную мощью природы, но не
умиротворяющую. В Верхнем парке
впечатления дня завершились тем,
что они слушали «вечернюю зорю
и гимн на мотив: «Коль славен наш
Господь в Сионе»3. Наконец, снисхо-
дило на наших героинь умиление -
вот состояние души верноподданной
и высоко духовной.
Именно в этом состоянии за-
кончился первый день прогулок. Не
случайно он завершился неофици-
альным духовным гимном России
Дмитрия Бортнянского. Это стало
65
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 64 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 66 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст