Н
еожиданныи ракурс
почему и был назначен наставником
принца Густава Адольфа, ставшего
очередным шведским королем. Взой-
дя на престол, Густав II Адольф от-
благодарил своего учителя, способ-
ствуя его быстрому продвижению по
служебной лестнице, где он достиг
важнейших государственных по-
стов, и наделив его огромными зе-
мельными владениями, дававшими
немалый доход.
В 1617 году Юхан Шютте стано-
вится государственным советником
и занимает ведущее положение в
Королевской палате, отвечая за
управление финансами государства.
Шютте принимал активное участие
и в законодательной работе, внеся,
среди прочего, предложение о реви-
зии земского и городского права. В
1610-1640-х годах Юхан Шютте вы-
полнял важнейшие дипломатические
поручения шведских монархов по ве-
дению переговоров с Нидерландами,
Англией и Данией. В Дерпте (ныне
город Тарту на территории Эстонии)
он учредил верховный суд и акаде-
мию, первым канцлером которой его
избрали в 1632 году. В шведском горо-
де Упсале он основал так называемый
«Шюттеанум» - дом для профессуры
и студентов - специальную школу, где
готовили дипломатов и чиновников
для государственной службы.
В 1629 году Шютте был назна-
чен генерал-губернатором новых
шведских провинций Карелии,
Лифляндии и Ингерманландии.
В состав последней, как было ска-
зано выше, входило и личное его
владение - Дудергофский погост.
Ингерманландское поместье Шютте
располагалось в Стрельне. Strallna -
haff (Стрелина мыза) была, однако,
не столько усадьбой, где проживал
владелец, сколько резиденцией
управляющего, который отвечал за
сбор налогов. В состав усадьбы вхо-
дил господский дом, расположенный
чуть западнее того места, где ныне
стоит петровский дворец и, к югу
от него - скотный двор. Напротив
усадебного дома, у приморской до-
роги, находился кабак. Такой мыза
Стрельна показана на шведской
карте, датированной 1670-ми годами,
представленной в экспозиции музея.
К тому же времени относятся и пред-
ставленные здесь же образцы медных
шведских денег номиналом в один и
два далера, представляющие собой
медные платы с клеймами правящего
монарха и заменявшие собой золо-
тые и серебряные монеты.
Юхан Шютте скончался в
1645 году и был похоронен в кафе-
дральном соборе города Упсала. Вла-
дения в Ингерманландии унаследо-
вал его сын Бенгт (1614-1683).
В течение XVII века Россия не
раз делала попытки вернуть себе
земли по побережью Финского за-
лива, но добиться этого не сумела.
Удалось это только Петру Великому в
ходе продолжительной и трудной для
России Северной войны (1700-1721).
Первые победы последовали уже в
военную кампанию 1702 года, когда
была взята крепость Орешек. Весной
следующего года русские войска по-
сле непродолжительной осады заняли
шведскую крепость Ниеншанц, рас-
положенную в месте впадения реки
Охты в реку Неву, а 16 мая на Заячьем
острове в устье Невы была заложена
крепость Санкт-Питербурх, поло-
жившая начало строительству ново-
го города, которому суждено было
стать столицей Российской империи.
Строительство Петербурга, находив-
шегося под защитой Петропавлов-
ской крепости и появившейся годом
позже крепости Кроншлот, с первых
дней его существования велось очень
интенсивно. Окрестности же города
не были пока надежно защищены
от шведских набегов, которые не
смирились с потерей приневских
земель. Создание дворцово-парковых
ансамблей здесь, на побережье залива,
как того хотелось Петру, невозможно
было начинать, не добившись ре-
шающего перелома в войне. Насту-
пил этот перелом в 1710 году. Годом
ранее русские войска разбили шведов
под Полтавой, а 13 июня 1710 года,
после почти трехмесячной осады,
был взят Выборг, главный форпост
шведов на Балтике. Безопасность
побережья Финского залива, таким
образом, была обеспечена, и Петр
приступил к созданию загородных
резиденций по примеру тех, которые
он видел во время своих заграничных
путешествий. Основные работы были
развернуты на Южном побережье
Финского залива, которое благодаря
своему рельефу как нельзя лучше
подходило для создания парков с
обильным фонтанным убранством,
вода для которого доставлялась ре-
ками и ручьями, берущими начало
на Ропшинских высотах. Фонтаны,
создаваемые на нижней прибреж-
ной террасе, могли действовать без
использования каких-либо механи-
ческих приспособлений, благодаря
перепаду высот геологических террас.
Уже в июле-августе 1710 года по ука-
зу Петра князь Ю. Ф. Шаховской с
«товарищами» - Ю. Ф. Щербатовым,
П. В. Бутурлиным, С. О. Чебышевым
и С. П. Нелединским - «описали и
меряли под загородные дворы землю
и лес». Все побережье залива от Пе-
тербурга до Красной горки разбили
на равные участки шириной в 100 и
длиной в 1000 саженей (одна сажень
в XVIII столетии была равна 216 см),
предназначавшихся для строитель-
ства загородных приморских домов.
Царь взял себе участки в районе
Поповой мызы, где начал создавать
Петергоф в качестве своей личной
резиденции, а также зарезервировал
несколько участков в Стрельне, где
планировалось создание парадного
комплекса. Остальные участки были
розданы родственникам и прибли-
женным царя, представителям новой
столичной аристократии. К тому же
1710 году относятся и первые сведе-
ния о проекте дворцово-паркового
ансамбля на этой территории: 27 мая
Петр «в Стрелиной изволил по пла-
ну рассматривать место палатному
строению, садам и прудам».
История Петербурга. № 1 (53)/2010
предыдущая страница 71 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн следующая страница 73 История Петербурга №53 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст