наменитой Петришуле - 300 лет!
30
была эмигрировавшая из Германии
Вайнцвейг (имени ее никто не пом-
нит), член компартии - ей поручили
преподавать обществоведение.
В целом школьная жизнь до
1928 года отличалась разумным
сочетанием некоторых школьных
традиций Петришуле с новыми тре-
бованиями и идеологическими уста-
новками. Развивалось школьное
ученическое управление, работали
кружки самодеятельности, стави-
лись спектакли силами учащихся,
очень многие увлекались спортом,
чему в немалой степени способство-
вало наличие прекрасно оснащенно-
го спортивного зала со сплошным
стеклянным перекрытием. Все эти
годы школа считалась образцовой,
она была по-прежнему известна в
городе как одна из лучших, сюда
старались определить своих детей
известные партийные и советские
деятели, политэмигранты, приез-
жавшие в Ленинград.
Но в 1928 году весной положе-
ние резко изменилось. Очевидно,
что к этому времени внутриполи-
тическая обстановка в стране и в
городе обострилась настолько, что
было достаточно даже ничтожного
повода, чтобы последовали репрес-
сивные меры. Особую подозри-
тельность властей вызывали по-
пытки национальных меньшинств,
проживающих в городе, создавать
свои объединения, культурные об-
щества, национальные школы. Во
всем этом усматривали проявление
мелкобуржуазной ограниченности
и тлетворное влияние Запада. К
концу 1920-х годов постепенно
была прекращена деятельность
украинских, польских, финских,
латышских, немецких обществ и
религиозных общин.
Не избежало этой участи и не-
мецкое культурное общество «Фе-
рейн», а заодно и 41-я школа.
Видную роль и там, и тут играл
А.Г. Вульфиус. В обществе он был
деятельным организатором, в шко-
ле - администратором и талантли-
вым педагогом-воспитателем.
Поводом к началу кампании
против школы и ее старых учителей
послужило то, что несколько уче-
ников старшего класса участвовали
в обряде конфирмации в церкви
св. Петра рядом со школой. Они и
не пытались это скрывать, так как
не видели в этом ничего предосу-
дительного, хотя и не отличались
особой религиозностью. Узнав о
произошедшем, упоминавшаяся
выше учительница Вайнцвейг ре-
шила придать этому делу широкую
огласку как в школе, так и за ее
пределами, сообщив, «куда следу-
ет». Она, очевидно, и сама не подо-
зревала, к чему это приведет.
Все инстанции - советские,
партийные, комсомольские - от-
реагировали немедленно, словно
только и ждали этого «сигнала».
Нагрянули комиссии, досконально
проверявшие школу, прошумела
кампания в прессе, носившая не-
добросовестный, клеветнический
характер. В газете «Смена» на
целой странице изощрялись не-
безызвестные «братья Тур», при-
дравшиеся за неимением более
серьезного материала к старому
школьному колоколу, оповещав-
шему о начале и конце уроков, а
также к «вопиющему безобразию»,
когда на одиннадцатом году совет-
ской власти учителей и учитель-
ниц величают по-немецки «Herr»,
«Frau», «Fraulein».
Хотя никаких криминальных
обстоятельств не было найдено,
решение районного и городского
начальства было предопределено:
директор Клейненберг и заведую-
щий учебной частью Вульфиус
были освобождены от должностей,
а вместе с ними был уволены более
десятка педеагогов по одному толь-
ко признаку - все они в прошлом
окончили Петришуле.
Новое руководство школы -
директор, завуч и завхоз решило
подвести черту под «враждебным
духу времени прошлым».
На этих фигурах следует особ
остановиться, хотя они и пробыли
на своих местах весьма недолго.
Директором был назначен Марк
Самойлович Елецкий (настоящая
фамилия неизвестна), учитель ма-
тематики из Харькова, член партии
с небольшим стажем, но с некото-
рым революционным прошлым.
Человек с жестким характером, он
сумел вскоре завоевать авторитет и
по-своему обновить школу. Дирек-
тором он пробыл всего около года,
перейдя затем преподавателем в
Военно-морскую академию. В 1942
году он умер при эвакуации из
Ленинграда.
Заведующей учебной частью
стала А. Л. Бронштейн - бывшая
жена Троцкого. Пожилая женщина,
преподававшая обществоведение и
при случае рассказывавшая о сво-
ем прошлом политкаторжанки. Ее
судьба также печальна - она погиб-
ла впоследствии в заключении.
Но, пожалуй, наиболее коло-
ритной фигурой был завхоз Илья
Печатников, бывший чекист лет
тридцати, демонстративно носив-
ший наган в кармане брюк, с длиной
челкой, свисавшей на лоб. В 1930-е
годы он был арестован и осужден.
Прежде чем перейти к описанию
дальнейших судеб старых учителей
Петришуле, преподававших здесь до
1930 года, следует сказать, что рас-
ставание с этим учебным заведением,
в котором многие из них учились и
которому отдали лучшие годы жизни,
было достаточно мучительным. На-
пример, А. Г. Вульфиус преподавал
здесь 25 лет - с 1903 по 1928 год.
Но безработица никому из этих
педагогов высокой квалификации не
угрожала. Потребность в учителях
иностранных языков и других дис-
циплин была большая, как в сред-
ней, так и высшей школе. Вскоре все
нашли приложение своим знаниям и
опыту, сумев передать их большо-
му числу своих новых учеников в
школах и вузах. Только репрессии
и аресты, начавшиеся в 1930-е годы,
война и блокада, унесшие много
жизней, помешали им принести еще
большую пользу обществу.
Судьбы учителей Петришуле
складывались в большинстве своем
трагически.
Наиболее благополучно, по-
жалуй, сложилась жизнь Альфреда
Юльевича Форсмана, учителя био-
логии, окончившего Петербургский
университет и работавшего после
этого в Германии у известного про-
фессора Бючли. Весной 1928 года
он дал нам прощальный урок перед
своим отъездом в Финляндию. По-
том он переселился в Германию и
еще в конце 1960-х годов встречался
там с бывшими учениками Петри-
шуле в Марбурге.
Первой жертвой репрессий стал
в 1933 году Александр Германович
Вульфиус. Он был выслан в Казах-
стан, где преподавал немецкий язык
и историю в одном из техникумов
города Павлодара, откуда его вскоре
уволили по смехотворному обви-
нению в частом употреблении на
лекциях выражения «люмпенпро-
летариат», что показалось кому-то
оскорбительным.
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 29 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 31 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст