наменитой Петришуле - 300 лет!
Вскоре ему все же удалось вер-
нуться в Ленинград, но в 1937 году его
лишили свободы, осудили на боль-
шой срок и после долгих мытарств в
1941 году отправили морем в Ма-
гадан. Он прибыл в один из колым-
ских лагерей в состоянии полного
истощения, на носилках его понесли
в лазарет, где его - когда-то рослого,
сильного мужчину с громовым го-
лосом - с трудом узнала одна из его
бывших учениц, тоже заключенная,
работавшая медсестрой. Сознавая,
что уже ничем не сможет помочь, она
спросила все же, чего он хотел бы,
и он попросил стакан горячего чая.
Вскоре он умер. Когда в 1962 году
праздновали 250-летие школы, и
один из выступавших произнес его
фамилию, зал ответил громом апло-
дисментов. Так бывшие ученики от-
дали дань памяти своему учителю.
А у Александра Германовича
было три сына, и все они разделили
судьбу отца - были арестованы,
осуждены, высланы. Средний, Алек-
сей, погиб в заключении. Старший,
Павел, вернулся в родной город, был
способным пианистом, профессором
истории музыки в консерватории.
Младший, Андрей, окончил гор-
ный техникум, стал маркшейдером,
трудился на строительстве Ленин-
градского метро. Теперь никого из
них нет в живых, и только у Андрея
осталось потомство.
Столь же печальна была и судь-
ба директора школы с 1916 по 1928
год Эриха Карловича Клейненбер-
га. Уйдя из школы, он преподавал
немецкую литературу и немецкий
язык в Институте иностранных
языков, был доцентом кафедры
германистики в Университете,
работал совместно с профессором
Л. В. Щербой. Неизвестно, в чем его
обвиняли после ареста в 1937 году.
Может быть, в том, что в свое время
он был приглашен преподавать не-
мецкий язык дочерям Николая II и
некоторым образом «вращался при
дворе»? Так или иначе, но следствие
длилось 19 месяцев и закончилось
не обвинением и судом, а смер-
тью подследственного в тюремной
больнице. У него было четверо
детей, судьба которых сложилась
по-разному. Старшая дочь ушла из
жизни рано. Младший сын, Ганс,
военный врач, умер во время бло-
кады, старший, Игорь, преподавал
иностранные языки в Ярославском
медицинском институте, умер в
1993 году. Младшая дочь, Мелит-
та, врач-хирург, участница войны
1941-1945 годов. Живет в настоя-
щее время в Житомире.
Начавшиеся в 1930-е годы ре-
прессии против бывших учителей
и учеников школы резко усилились
после убийства Кирова 1 декабря
1935 года.
Характерным примером может
служить судьба супружеской четы
Гельд, Евгении Гуговны и Германа
Готфридовича, а также двух его се-
стер. Все они окончили Петришуле
в 1890-1900-е годы. Герман Гельд в
середине 1920-х годов стал сотруд-
ником Библиотеки Академии наук,
куда были переданы и старинные
книги по античной литературе из
школьной библиотеки, которой
он заведовал. Кроме того, он со-
трудничал с Пушкинским Домом,
комментируя тексты А. С. Пушкина,
связанные с античной поэзией.
Е. Г. Гельд до 1928 года препода-
вала в школе французский и русский
языки. В начале 1935 года вся семья
была выслана в Вологду. В 1937 году
Г. Г. Гельда арестовали, осудили, и он
отбывал срок в бывшем Кирилло-
Белозерском монастыре, превращен-
ном в лагерь для заключенных. Там
же он умер в 1939 году. Е. Г. Гельд и
в ссылке продолжала учить детей
немецкому и французскому языкам
до 1942 года, пока нелепый случай
не стал поводом к ее аресту. Вологда,
как и многие города Северо-Запада,
часто подвергалась налетам вражеской
авиации. Вместе с бомбами бросали
и листовки весьма примитивного со-
держания. Одни из учеников однажды
принес такую листовку в класс, вы-
звав нездоровое любопытство своих
товарищей, столпившихся вокруг.
Евгения Гуговна как опытный педагог
не стала запрещать ее чтение, а спо-
койно прочитала ее вслух, тут же вы-
смеяв текст и призвав ребят не верить
вражеским словам. Через несколько
дней она была арестована по доносу,
осуждена на 10 лет исправительно-
трудовых лагерей «за распространение
вражеской пропаганды» и отсиде-
ла свой срок «от звонка до звонка».
Выйдя из заключения, она еще почти
20 лет преподавала в школах области
и города Вологды. Быть может, самое
грустное в этой истории то, что ей от-
казали в реабилитации, она не смогла
вернуться в родной Питер и до самой
смерти (в 1976 году) посещала его
только время от времени.
В вологодской ссылке окончил
жизнь и Рейнгольд Камиллович
Бертольди, разносторонне обра-
зованный педагог. Он преподавал
историю и географию, а кроме того,
был музыкально одаренным чело-
веком, отлично играл на органе в
Петрикирхе. Рассказывали, что он
умер, слушая по радио симфонию
Бетховена, исполнение которой сам
же заказал, написав письмо.
Генрих Карлович Корн, талант-
ливо преподававший немецкую ли-
тературу, умевший увлечь учеников
инсценировками произведений Гете,
Шиллера, Лессинга, после ухода из
школы работавший в высшей шко-
ле, не избежал общей участи, был
арестован в начале войны и вскоре
умер, находясь под следствием. Та-
кая же участь постигла и учителя
математики Рудольфа Рудольфови-
ча Фурмана. По другим данным, он
был расстрелян в 1942 году.
Сестер Анжелику и Елизавету
Биддер, высланных в Казахстан,
ожидала разная судьба.
Елизавета Гуговна, учитель-
ница начальных классов, человек
глубоко верующий, была связана с
жизнью общины церкви св. Петра.
Человек твердых убеждений она не
смогла сломить себя на следствии,
не признавала за собой никакой
вины, была осуждена и расстре-
ляна. Анжелика Гуговна смогла в
1950-е годы вернуться и препода-
вала немецкий язык в Инженерно-
строительном институте.
Доброго, терпеливо сносивше-
го ученические шалости, учителя
рисования Артура Михайловича
Лейцингера кто-то из бывших уче-
ников случайно встретил на пере-
сыльном пункте, когда их везли на
восток отбывать срок заключения.
Говорили, что он был арестован
за то, что рассказал политический
анекдот. Больше о нем ничего не
известно. Много лет спустя в доме
одной из его знакомых я случайно
увидел мастерски исполненную им
акварель, несомненно, он был не-
заурядным художником.
Его коллега по профессии, учи-
тельница рисования Эльза Владими-
ровна Циглер, была, вероятно, един-
ственной из старых учителей, которая
осталась в школе после 1928 года. Она
преподавала до самой войны и только
в начале 1942 года вместе с другими
лицами немецкого происхождения
была выслана за Урал. Ей все же уда-
31
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 30 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 32 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст