ля отцов города
был в его распоряжении, требовал
заточки через каждые три-четыре
удара по граниту.
Как был доставлен Гром-камень
к Исаакиевскому собору, за сотню
метров от Невы, мы хорошо знаем.
Как многомудрый Августин Бетан-
кур доставил царскосельскую чашу,
не столь тяжелую, как Гром, но все-
таки весящую без малого 50 тонн,
к месту ее установки в начале XIX
века, когда эпоха пара и электриче-
ства еще не наступила - инженерная
загадка: ведь рядом ни водных пу-
тей, ни порядочных дорог нет, и при-
ходится сожалеть, что прилежный
рисовальщик-документалист не
присутствовал при этой уникаль-
ной транспортной операции. Нет
достоверных сведений и о том, где
была изготовлена чаша - прямо в
каменоломне на одном из островов
Финского залива, или близ места
установки. Если верно последнее,
то, следовательно, к стенам Бабо-
ловского дворца был доставлен
«отруб» гранита, в 2-2,5 раза пре-
восходящий по массе саму чашу.
В названии - Баболовский
дворец - есть доля условности: ни-
какой это не дворец, а декоративное
парковое сооружение, возведенное в
начале 80-х годов XVIII века Ильей
Нееловым в духе английской готи-
ки. Образующие асимметричную
композицию два одноэтажных,
овальных в плане павильона соеди-
нены анфиладой небольших комнат.
Один из них - западный - построен
собственно не Нееловым, а Васи-
лием Стасовым в 20-х годах XIX
века специально для гигантской
чаши на месте снесенного им пави-
льона Неелова. Вновь возведенный
павильон несколько превосходил
размерами старый, но повторял его
внешние формы.
Почему чаша? Словоохотливый
царскосел растолкует любознатель-
ному вопрошателю, что чаша эта для
того была сделана, чтобы купаться в
ней Екатерине Алексеевне со своим
милым другом светлейшим князем
Григорием Потемкиным - то ли в
молоке, то ли в шампанском. Опро-
вергнуть эту версию проще простого
(ведь Самсон Суханов взялся за
скарпель и зубатку, чтобы вы-
рубить чашу, спустя 20 лет после
успения великой государыни), но
момент истины в ней присутству-
ет: Баболовский дворец построен
на месте Баболовской мызы, пода-
ренной Екатериной Г. Потемкину.
Гостеприимством хозяина мызы
Екатерина не однажды пользова-
лась. В некотором отдалении от
дворца имеется вросшая в землю
каменная скамья, вырубленная из
гранитного валуна, - несомнен-
ное материальное свидетельство
культурной жизни на этом месте,
предшествовавшей возведению
Баболовского дворца. Можно до-
пустить, что на этой скамье сижи-
вали оба вершителя российских
судеб - Екатерина Алексеевна
и Григорий Александрович, как
считают ученые, тайные законные
супруги*.
Но почему же чаша? Еще в
царствие Екатерины Великой в
Царское Село, почти лишенное
собственных источников воды,
радением императрицы был про-
веден знаменитый некогда Таицкий
акведук, иначе называемый Баур-
ским каналом по имени немецкого
гидростроителя, осуществившего
беспрецедентный проект: по тому
каналу, то выходившему на по-
верхность, то углублявшемуся на
многие метры в толщу грунта, вода
Таицких ключей самотеком при ни-
чтожном угле наклона омываемого
водой ложа поступала в Царское
Село, наполняя его водоемы и давая
жизнь его несравненным паркам.
Именно здесь, при пересечении
трассой водовода границы царско-
сельских парков и был воздвигнут
Баболовский дворец с гигантской
чашей, в нем позже установленной,
служившей, думается, не сакраль-
ным символом в духе масонских
увлечений Александра I, но сим-
волом обретения Царским Селом
живой воды, эмблемой водного изо-
билия. Трудно, право же, используя
только архитектурные средства,
отметить торжественное явление
таицкой воды, преодолевшей сем-
надцативерстный путь во мраке
кирпичных тоннелей, в теснине
минной галереи от Дудергофских
гор до самого Царского Села, ина-
че, чем это сделали наши славные
архитекторы и Самсон Суханов со
своими товарищами.
Баболовский дворец - дале-
кое эхо плеска воды в римских
банях, преодолевшее путь от терм
Диоклетиана, через Холодные бани
Екатерининского дворца до окраи-
ны Баболовского парка. Однако
Баболовский дворец - не баня, но
только символ бани, ее поэтическая
метафора. В утилитарных целях
как бассейн для водных процедур
его гранитная чаша, по-видимому,
никогда не использовалась: вода
таицких ключей на подходе ее ко
дворцу холодна как лед, никакого
подогрева воды в самой чаше не
предусмотрено, да и наполнение
чаши водой и ее слив технически
* По преданию, на бракосочетании в
Самсоньевской церкви при словах цере-
мониально необходимого напутствия «да
убоится жена мужа своего» голос священ-
ника задрожал - Екатерина одобрительно
кивнула оробевшему пастырю.
Баболовский дворец. Южный фасад.
Фото В. А. Куршакова
39
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 38 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 40 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст