ю
ля отцов города
40
Переход между Стасовским и Нееловским павильонами.
Фото В. А. Куршакова
не обеспечены, хотя отверстие в дне
чаши имеется.
Баболовский дворец, несмотря
на свои малые размеры и удален-
ность от блистательных царско-
сельских дворцов, - важный ком-
позиционный узел всего грандиоз-
ного архитектурно-ландшафтного
ансамбля Царского Села, один из
«нервных центров» его организма.
Само это место - руины дворца, ре-
ликтовый дуб на лужайке перед ним
- патриарх царскосельских парков,
значительно превосходящий возрас-
том самый дворец, - выложенное
булыжником ложе Баурского кана-
ла, поздняя (военных лет) могила у
его края, крохотное озерко (Сере-
бряный пруд), в котором отража-
ется и дуб и дворец, небольшой, но
говорливый водопад ниже озерка,
отмеченный еще в стихах Анны Ах-
матовой, уже упомянутая каменная
скамья, речка Кузьминка, подпер-
тая гранитным мостом-плотиною,
родник ниже плотины, синие дали
полей, сквозящие сквозь узорча-
тую вязь дубов, - само это место
обладает несказанной поэтической
прелестью.
Знающий сегодняшнее состоя-
ние Баболовского дворца читатель
этих заметок, вероятно, давно уже
сурово, но совершенно справедливо
обличает их автора как бессовест-
ного мистификатора и краснобая:
нет там никакой поэтичности, а есть
орущие похабные песни полуголые
пьяные мужики, жгущие костры
прямо на корнях реликтового дуба,
и сам дуб с недавних пор стоит на
3/4 черным - в его дупле пацаны
костер развели. Лужаек и каналов
там тоже нет, а есть мощные шаш-
лычные зольники, как на неоли-
тических стоянках, горы мерзкого
мусора, выбитая автомобильными
шинами до зеленой кембрийской
глины земля. Вместо Серебряного
пруда - смрадная лужа. Никаких
водопадов нет - все сухо и заросло
мусорным ивняком. Чашу, всю ис-
царапанную, избитую и исписанную
матерщиной, питерские «братки»
используют в качестве мишени,
пристреливая здесь свои «пушки»,
а «реставраторы» уперли прямо в
ее дно столбы деревянной крепи
(давно сгнившей), которая должна
была, по их порочному замыслу,
поддерживать свод. Служит чаша
уже более полувека и мусорным на-
копителем - в ней полно кирпичей
и пустых бутылок, которые мечут в
нее осатаневшие от безнаказанности
наши братья по разуму.
..
Увы, все это горькая правда.
Еще в конце 1950-х по каменному
ложу Баурского канала журчал
бойкий ручеек, из которого так
приятно было напиться. Он иссяк
после злостного разрушения кир-
пичного тоннеля, с поразительным
мастерством выложенного из кли-
нообразных кирпичей, по которому
вода текла до самой границы парка,
и возведения на месте старинного
и живописнейшего обывательского
дома (много раз перестроенного в
позднейшие времена, но, вероятно,
изначально современного дворцу)
профилактория Ижорского заво-
да. Его огромный корпус чуждой
дворцу архитектуры ныне закры-
вает синие дали, а его насельники
много способствовали превраще-
нию территории перед дворцом в
загаженный пустырь. Тогда Неелов-
ский зал был еще накрыт коробо-
вым сводом, рухнувшим в начале
1960-х, а стены дворца, уже и тогда
искалеченные огненным смерчем
войны, не несли следов бездарной
реставрации, предпринятой в конце
1980-х - начале і990-х годов. То
была третья в послевоенное время
попытка такого рода. Первые две
носили вполне безобидный харак-
тер. Были воздвигнуты шаткие леса
из суковатых горбылей, на которые
так и не ступила нога реставратора.
Леса те почернели от дождей и че-
рез год-другой были растащены на
дрова. На этом дело и кончилось.
Через четверть века на лужайке под
реликтовым дубом вновь появились
реставраторы. Опять выросли леса
из суковатых горбылей, но теперь
этим только дело не ограничилось.
Из бетонных панелей, сброшенных
после доставки прямо на корни
реликтового дуба, были сделаны
перекрытия над переходами между
Стасовским и Нееловским овальны-
ми залами. Кирпич резко отличался
по форме и цвету от первоначаль-
но использованного. Клинчатый
кирпич не использовался вовсе.
С трогательной беспомощностью
«реставраторы» выложили из па-
раллелепипедального кирпича за-
вершение стрельчатого оконного
проема. Геометрически неизбежно
возникавшие при этом пустоты
между кирпичами замазаны были
строительным раствором. Каче-
ство кирпичной кладки хуже, чем
в хрущевской пятиэтажке. Карниз
из путиловского камня изготовлен с
помощью циркульной пилы, а не че-
ловеческими руками, да и отдельные
плиты карниза почему-то оказались
разной толщины, так что образуют
«лесенку» - грубый строительный
брак. Над оконными проемами бе-
тон вместо изначальных кирпичных
архитравов. В такой манере можно
было бы на худой конец сделать
ремонт овощехранилища или сви-
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 39 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 41 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст