ля отцов города
нофермы, но не реставрацию Бабо-
ловского дворца. К счастью, работы
на том завершились, но еще долго на
строительной площадке в вагончике
жил какой-то угрюмый отшельник,
жег костер, кормил устрашающего
вида овчарку и пугал своей недель-
ной небритостью любознательных
экскурсантов, да на воротах забора
красовалась ржавая жестянка с
синтаксически ущербной надписью
(акцентируем здесь внимание чита-
теля на слове «научная»):
Ленинградская областная
специальная научная
реставрационно-производственная
мастерская
ведет реставрационные работы
архитектурного памятника
ХУШ века
«Екатерининская ванна».
Объект охраняется государством.
Вход строго запрещен.
Еще не покинули genii loci
Ижорской земли юго-западной
окраины Баболовского парка, но
долготерпение их опасно близко к
полному исчерпанию: еще 5-7 лет
бездействия, и Баболовский дво-
рец с естественно прилегающими
к нему территориями превратится
в место для шашлычных утех, в
любительский автодром, в собачью
площадку. Год от года состояние
этого места на глазах ухудшается.
Но в последнее десятилетие, в связи
со строительством профилактория
Ижорского завода, с резким увели-
чением жилищного строительства
в Александровке и по Красносель-
скому шоссе, а также из-за общего
снижения нравственности новых
генераций россиян, процесс распада
развивается крещендо. Особенную
тревогу вызывает состояние свода
Стасовского павильона, которое
следует квалифицировать как ка-
тастрофическое. Идет обратный
отсчет времени: деформированный
еще взрывами артиллерийских
фугасов, десятилетиями открытый
дождю и снегу (ныне над сводом
возведена временная кровля), ви-
сящий над чашей ветхий свод может
рухнуть буквально с минуты на
минуту, и.
.. удар многотонной массы
кирпича расколет чашу. После про-
хождения памятником этой роковой
«точки бифуркации» реставраторы
Баболовского дворца могут идти в
бессрочный отпуск: их услуги здесь
больше не потребуются. Нужны бу-
дут только услуги бульдозериста.
В разные времена я пытался
привлечь к Баболовскому дворцу
внимание тех организаций и от-
дельных лиц, которые по моему
разумению, должны были бы обе-
спокоиться состоянием памятника и
что-то для него сделать, а именно:
- районной газеты «Вперед»
(теперь «Царскосельская газета»);
- Пушкинской районной адми-
нистрации;
- Треста зеленых насаждений
г. Пушкина;
- Государственной инспекции
по охране памятников;
- архитектора-реставратора,
автора многих проектов реставра-
ции архитектурных памятников
Пушкина и Павловска;
- видного петербургского пи-
сателя, защищавшего с винтовкой
в руках в 1941-м подступы к городу
Пушкину;
- депутата Петросовета (через
посредника);
- известного пушкинского биз-
несмена, специализирующегося по
древодельным работам;
- главного хранителя царско-
сельских парков;
- директора Государственно-
го музея-заповедника «Царское
Село».
Никто из этих организаций и
лиц не проявил к проблеме ни ма-
лейшего интереса, за исключением
двух последних, ответивших фор-
мальными письмами.
По-видимому, научная рестав-
ПОСТСКРИПТУМ 2009 ГОДА
рация памятника в ближайшие
годы невозможна. Пессимизм этого
заключения, увы, более, чем осно-
вателен. Но вот сохранить для по-
следующих поколений уникальную
чашу (хотя бы только ее!) - можно.
И совершенно необходимо это
сделать в чрезвычайном порядке.
Промедление смерти подобно. Надо
законсервировать чашу путем за-
сыпки ее сухим песком. Известно,
что песок - лучший консервант
памятников архитектуры. Песок
сохранил для нас Трою и Хорезм.
Песчаный холм над чашей надежно
защитил бы ее от всех современных
вандалов, от природных стихий и,
главное, от рокового удара падаю-
щего свода. Для этого потребуется
насыпать с помощью пневмотран-
спортера около 400 кубометров
сухого речного песка, начиная при
этом с плотного заполнения песком
подвалов под чашей - работа, цена
которой - 200-300 тысяч рублей,
пустяковая в масштабах затрат на ре-
ставрационные работы. А лет через
100 люди грядущих поколений, ко-
торые будут, надо надеяться, умнее и
богаче нас, без особого труда удалят
песок.
.. Альтернативным способом
защиты чаши было бы возведение
над ней защитного железобетонного
купола, способного оградить ее не
только от злонамеренных действий
наших современников, но и от удара
простершегося над ней кирпичного
свода, который неминуемо рухнет в
ближайшие годы.
Сохранение памятников куль-
туры и истории - дело хлопотное,
требующее много бескорыстия,
энтузиазма и денег. Но неужели
мы, люди XIX века, последуем той
«экзистенциальной философии»,
которая с мрачным цинизмом вы-
ражена «вождем всех народов» в
его известном афоризме, - в пере-
фразированном виде и в вопроси-
тельном наклонении, открывающем
эти заметки?
(1956-2004 гг.)
..минуло еще пять лет. Сожженный на три четверти, но все еще живой реликтовый дуб спилили в 2008 году радетели
зеленых насаждений города Пушкина «в порядке санитарной рубки», как об этом не без репортерского азарта поведала
«Царскосельская газета» в отчете о работе муниципальных служб по благоустройству города. Пытался счесть годовые
кольца на оставшемся после низвержения патриарха царскосельских парков пне, да сбился на третьей сотне. Ствол
дуба, черный и исковерканный, лежит там, куда упал, и уже наполовину скрыт растущей не по дням, а по часам грудой
мусора. Неужели невдомек радетелям «зеленых насаждений города Пушкина», что даже и мертвое дерево продолжает
выполнять свою мемориальную и эстетическую функцию - вспомним наставление покойного академика Лихачева, что
спилить трехсотлетнее дерево, пусть даже искалеченное, - преступление?
41
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 40 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 42 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст