етербуржцы и петербурженки
62
Когда же наступил праздник
Покров (1 октября), в Нижнем Нов-
городе стало «твориться что-то нево-
образимое». Все стремились к белому
дому Алексея Неофитовича.
- Ну, что наш Прокудин? -
спрашивали всех, кто выходил из
дома.
- Что ваш Прокудин, - отвечал
доктор, - проживет до ста лет. Я у
всех пощупал пульс, его пульс ров-
нее и крепче всех.
На колокольне пробило полови-
ну третьего. Вдруг стеклянная дверь
распахнулась, опрометью вниз по сту-
пеням сбежал бледный, как смерть,
лакей: «Умирает, духовника!».
В названный Серафимом Са-
ровским день, таинство свершилось:
Алексей Неофитович скончался на
42 году жизни 1 октября 1827 года.
Под звон нижегородских коло-
колов длинная вереница потянулась
проститься с Прокудиным-Горским,
со своим благодетелем и целителем.
«Может статься, в Нижнем Новго-
роде или окрестностях Сарова и сей-
час найдется кто-либо, помнивший
смерть Прокудина-Горского»31.
Есть среди Прокудиных-Горских
и такое имя, которое знакомо не
только в России, оно звучит сейчас
на всех континентах - это имя Сергея
Михайловича Прокудина-Горского
(1863-1944) - путешественника,
журналиста, исследователя, изобрета-
теля цветной фотографии. Он сделал
в свое время около 3000 цветных
снимков, создав величественную ви-
довую панораму России от Волжских
степей до Сибири.
Сегодня деятельность Сергея
Михайловича получила мировое
признание. Выставки его фотогра-
фий прошли в Америке, Европе,
а также в Москве, Петербурге и
многих городах России. Его имя
знакомо каждому россиянину, инте-
ресующемуся фотографией, истори-
ей своей малой родины или просто
влюбленному в природу России и в
ее древнее зодчество.
Благодаря его фотографиям
становится возможным возрождение
сегодня, казалось бы, навсегда уте-
рянных памятников - древнерусских
монастырей, а также архитектурных
святынь мусульманского мира.
Он демонстрировал свои сним-
ки в 1918 году в Зимнем дворце
на вечерах «Чудеса фотографии»,
организованных Народным ко-
миссариатом просвещения. В зале
собирались около 2000 солдат и
матросов. Шел последний год его
жизни в России32.
«Беженец без средств, без дома,
без имени, прошедший Норвегию,
Англию, Францию с чемоданом
фотопластинок, художник-историк,
увезший с собой то, что уже никог-
да не вернется: цветные картины
погибшего мира», - писала Надя
Денис в своей книге «Цвета ушед-
шего мира»33.
Он умер в 1944 году в Париже,
в «Русском доме» - приюте для
русских эмигрантов при право-
славной церкви на кладбище Сент-
Женевьев-де-Буа. Умирал в приюте,
глядя из окон на кладбище, которое
его ожидало. Финал этой челове-
ческой судьбы близок по общей,
щемящей тональности к творчеству
и судьбе Ивана Бунина, еще одного
знаменитого русского эмигранта,
похороненного там же, девять лет
спустя, в 1953 году.
Его «цветные фотографии
черно-белой эпохи» по-прежнему
востребованы и спустя почти сто-
летие продолжают служить рос-
сиянам.
Отцом Сергея Михайловича, а
также отцом моего деда Владимира
Михайловича был Михаил Никола-
евич Прокудин-Горский. Он служил
в гренадерском полку. Добрейшей
души человек, деликатнейший,
около 2 метров роста, легко гнул
подковы. Его главным увлечением
была литература. Но в отличие от
знаменитого своего предка писателя
Михаила Ивановича Прокудина-
Горского он писал не оды и комедии,
а воспоминания о военной походной
жизни. Читал их друзьям, и его лю-
били слушать.
Михаил Николаевич родился
в год смерти Пушкина, в 1837 году.
Пушкин оставался его любимым пер-
сонажем русской истории и культуры,
а также примером для подражания.
Пушкин изучал жизнь своих пред-
ков, с осуждением говоря: «У нас
некоторые гордятся больше звездой,
чем славой своих предков». Михаил
Николаевич мог подписаться и под
другим пушкинским изречением:
«Изучение истории дворянских ро-
дов России есть изучение истории
российского народа».
Зная многие страницы жизни
своих предков, Михаил Николаевич
взялся за составление летописи,
саги о Прокудиных-Горских, на-
чиная с поля Куликова. Сага о хра-
брых воеводах, столбовых дворянах
Прокудиных-Горских, состоявшая
из нескольких фолиантов, исписан-
ных красивым старинным почерком,
так и осталась незаконченной.
..
Этим он увлек своего младшего
сына Владимира, снаряжал в даль-
ние губернии к его дядьям, двоюрод-
ным, троюродным братьям, которые
рассказывали все, что знали о жизни
и военных подвигах Прокудиных-
Горских.
Главной же, отличительной чер-
той отца моего деда была исключи-
тельная честность. Он как будто жил
под знаком своего родового герба -
весами Фемиды. Справедливость
во всем - в крупном и в мелочах,
являлась потомственным символом
рода. Понятие чести - главное, что
было положено в основу воспитания
его сыновей.
О характере Михаила Николае-
вича и той атмосфере, в которой вос-
питывался мой дед, дает представле-
ние следующий эпизод. Однажды
сын однополчанина Михаила Нико-
лаевича крупно проигрался в карты.
Сумма большая, а взять ее было
неоткуда. Ему грозило не только
разорение, но и потеря дворянской
чести. Тогда Михаил Николаевич
пошел к себе в кабинет, вынул из
потайного ящичка секретера ста-
ринный перстень и отдал другу эту
семейную драгоценность34.
Михаил Николаевич избирался
дворянским заседателем. Был гу-
бернским секретарем, «почетным
блюстителем» училища Горохо-
вецкого уезда, чиновником Совета
Императорского Человеколюби-
вого общества, где многого сумел
добиться.
Самого младшего сына Михаи-
ла Николаевича (отца моей мамы)
назвали Владимиром. «Владимир
Красное солнышко» - имя, которое
обращало к древним временам и «ко
городу Володимиру».
Мой дед Владимир Михайло-
вич Прокудин-Горский закончил
Кавалерийское училище. О нем
много рассказывал его товарищ по
Кавалерийскому училищу Дмитрий
Несвицкий. Рассказывал, например,
что, будучи прекрасным наездником,
Владимир Прокудин-Горский держал
первые места на конных скачках.
Во время одной из них, когда
весь ипподром гудел от напряже-
ния, а зрители повскакали с мест,
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 61 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 63 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст