П
.етербуржцы и петербурженки
Владимир Михайлович
Прокудин-Горский - дедушка
автора - в детстве.
Из семейного архива
А. В. Прокудина в Алуште (Крым).
Публикуется впервые
«болея» за него, Владимир дал
возможность обойти себя, пере-
дав тем самым лавры победителя
малознакомому публике юному
всаднику. На возмущения, что он
«сильнейший» уступил первенство,
спокойно ответил: «Среди офицеров
должны быть первые, но не должно
быть последних».
В 1905 году был командирован,
как значится в Военно-историческом
архиве, в «город Двинец для фор-
мирования 6 военно-санитарных
транспортов». Стал командиром
41 военно-санитарного транспорта.
Повел в атаку кавалерийский отряд,
был ранен.
Избирался земским начальни-
ком Тверской губернии.
Продолжил дело своего отца по
написанию летописи ратных под-
вигов Прокудиных-Горских.
Собрал коллекцию старинных
карт и гербов Московской губернии.
Когда началась Первая мировая
война, пошел на фронт в кавалерий-
ский полк. Кавалеристом ушел на
Первую мировую войну и Николай
Гумилев, офицер царской армии,
талантливый поэт, муж Анны Ахма-
товой. Он оставил об этом периоде
«Записки кавалериста». Наверное,
многое из того, о чем писал в них Гу-
милев, испытал и мой дед: «Пальба
уже стихла, когда я присоединился
к разьезду. Корнет был доволен.
Он открыл неприятеля, не потеряв
при этом ни одного человека. Через
десять минут наша артиллерия при-
мется за дело.
А мне было только мучительно
обидно, что какие-то люди стреляли
по мне, бросили мне этим вызов, а я
не принял его и повернул. Даже ра-
дость избавления от опасности ни-
сколько не смягчила этой внезапно
закипевшей жажды боя и мести.
Теперь я понял, почему кава-
леристы так мечтают об атаках.
Налететь на людей, которые, за-
прятавшись в кустах и окопах,
безопасно расстреливают издали
видных всадников, заставить их
бледнеть от все учащающегося топо-
та копыт, от сверкания обнаженных
шашек и грозного вида наклонен-
ных пик. Своей стремительностью
легко опрокинуть, точно сдунуть,
втрое сильнейшего противника,
это - единственное оправдание всей
жизни кавалериста».
В той войне наша армия потеря-
ла убитыми, ранеными и пленными
только за один, 1915 год два с поло-
виной миллиона человек. «Крова-
вой бойней» называли эту войну.
В своем доме в Отрадном Вла-
димир Михайлович разместил
лазарет35, а уходя на фронт, отдал в
воинскую часть своих лучших ска-
ковых коней. Он любил лошадей и
говорил, что этим самым надежным,
верным и благородным «товарищам
человека в бою» нужно поставить
памятник.
Сергей Михайлович
Прокудин-Горский.
Из семейного архива
Земляковых в Москве
На фронте Владимир Михай-
лович познакомился со своей буду-
щей женой, с дочерью городского
головы Малой Вишеры, сестрой
милосердия Марией Петровной
Пушковой.
Обвенчались они в небольшой
изящной церкви с позолоченным
куполом. По пути попали в сильную
метель и сбились с дороги. Вьюга
мела и кружила, ветер с воем бро-
сал в лицо клочья снега. И вдруг
на несколько минут нависшие тучи
расступились, а снег, падавший с
небес белой завесой, прекратился.
Церковь стояла среди порывов
ветра и пурги спокойно и привет-
ливо, стены ее светились во мгле
ровным белым светом, а над ней
между веток, обсыпанных снегом,
в глубоком бархатном небе сияли
звезды. Одна из них, самая крупная
и яркая дрожала в вышине, словно
указывая путь.
А вот и старинный город Орел
и дом в Отрадном, где вырос Влади-
мир Михайлович и куда он привез
свою жену Марию Петровну.
Орловщину называли в старое
время «благоуханным садом». Здесь
стояли деревянные дома с мезони-
нами и колоннами, в таких домиках
жили писатели Бунин, Лесков,
Тургенев, историк Грановский и
генерал Ермолов. Это на дорогой
сердцу моих предков Орловщине
происходили события, описанные
Тургеневым в «Дворянском гнезде»
и ставшие русской классикой.
Дом Владимира Михайловича
был не в самом Орле, а на лошадях
полчаса езды от него. Он стоял в
большом саду, можно сказать, в
парке и имя этого парка было От-
радное.
Когда мамины родители прие-
хали в Отрадное, дом был все еще
под лазаретом, поэтому они стали
жить во флигеле, который Мария
Петровна прозвала «бисквитным
домиком». Мама моя многое помнит
из жизни того «бисквитного доми-
ка» ее детства. В его «портретной»
была собрана живописная история
рода Прокудиных-Горских, в ней
висели потемневшие от времени
портреты в старинных рамах. Осо-
бенно нравилась моей маленькой
маме «Лошадиная комната», сплошь
увешанная картинами, этюдами,
эскизами и рисункам с изображе-
ниями лошадей разных пород и
разных мастей.
63
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 62 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 64 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст