М
узеи Петербурга
68
года и посетивший Зимний дворец, -
сначала Музей Революции, а потом
и Исторические комнаты:
«Мы.
.. вошли в подъезд. Тут,
наоборот, (в отличие от Музея
Революции. -
А. К.)
было много
народа. Чего-то поджидали. Нам
объяснили, что из кучи, как мне
сначала показалось, грязного бе-
лья, которое оказалось на поверку
коллективом сандалий, надо вы-
брать себе по росту пару и надеть
поверх обуви. Когда мы завязали
наши тесемки, сверху по лестнице
спустилась партия, которая начала
свои развязывать.
Это, значит, те, кто уже со-
вершили рейс по дворцам. Две ба-
рышни немедленно повели новую
партию наверх, в которую и нас
включили.
Первая барышня шла впереди и
давала пояснения, вторая барышня
шла сзади, очевидно, для того, чтобы
чего-нибудь не украли.
Первая барышня, судя по выго-
вору, когда-то, может быть, бывала в
этих стенах в несколько иной роли.
Она давала объяснения холодно, но
совершенно прилично. Без всякой
тенденции.
.Эти комнаты, указывавшие на
скромную личную жизнь государей
и в особенности государынь, произ-
водили некоторую сенсацию среди
окружавшей нас горсточки людей.
Произносились не особенно ясные
междометия, смысл которых был,
однако, очевиден: не того ждали.
...Мы вошли в личные покои по-
следнего Государя. Они по жестокой
иронии охраняются его убийцами с
особой тщательностью.
И внимание горстки людей как-
то повысилось, обострилось. Они
стали еще тише, впечатлительнее.
Трагизм недавнего мученичества
веял в этих комнатах.
... - В покоях Николая II и
Александры Федоровны нет особо
ценных вещей: все это вещи ин-
тимные, которые имели ценность
только постольку, поскольку они
были им дороги.
. Так ледяной струей журчала
барышня.
Было нечто в высокой степени
тяжелое в обнаруживании этих ин-
тимных комнат, так сказать, перед
могилой, еще свежей. Чуткая к этого
рода вещам русская душа это пони-
мала. Ни одного скверного вопроса
не сорвалось в этих комнатах»11.
Отчеты о работе Историче-
ских комнат отражают не только
точное количество посетителей,
проходивших через Салтыковский
подъезд и подъезд Ея Величества
(Октябрьский), фамилии экскурсо-
водов, но и названия организаций,
заказавших экскурсии. Среди них:
Моссельпром, Пищевкус, Карто-
нажная фабрика, Институт Герце-
на, Красное знамя, Нарпит, Завод
К.Маркса, Красный Путиловец,
Клуб Самойловой, Университет, За-
вод Коминтерн, Красный швейник,
Текстильщики, Транспортники,
Харьковский Коммуниверситет им.
Артема и т. д.
Есть цифры о посещении
Исторических комнат по месяцам.
Например, в ноябре 1925 года -
11 202 человек, в декабре - 18 545
человек.
1926 год: январь - 16 538, фев-
раль - 11 442, .июнь - 11 656,
июль - 12 774.
В Исторических комнатах
все время шла работа, экспози-
ции постоянно пополнялись: то
Н. В. Васильев обращался в Управ-
ление Эрмитажа с просьбой «за-
требовать из складов Музейного
фонда 1 комплект парадной араб-
ской одежды как представляющей
историко-бытовой интерес, - для
Арапского зала Исторических ком-
нат б. Зимнего дворца», то просил
«сделать распоряжение об исправ-
лении письменных столов, шкафов
и ящиков в комнатах Александра II,
попорченных во время Октябрьской
революции», то «отпустить со скла-
да Сервизной кладовой музейного
фонда фарфоровых чайных чашек
с блюдцами - 6 штук, с черными
гербами»12.
Проверкой вещей по описям
занимался один сотрудник, который
никак не укладывался в опреде-
ленные для этой работы сроки, и
Н. В. Васильев просит в помощь
еще трех человек. В докладной за-
писке на имя Тройницкого он писал:
«Зимой в музее 6 градусов мороза.
Музей открыт, а официально про-
нумерованных книг нет. Работа идет
медленно и к 1925 г. не может быть
закончена»13.
Как видно, интерес к бывшей
царской резиденции был очень
большой, и он постоянно возрастал.
Излишнее внимание к судьбе по-
следнего российского императора не
устраивало власти. Наверное, это и
стало причиной того, что в 1926 году
Исторические комнаты Зимнего
дворца решено было закрыть.
26 июля 1926 года на имя
Н. В. Васильева пришла телефо-
нограмма, в которой сообщалось
о распоряжении Ленинградского
отделения Главнауки (Л. О. Г.)
«О ликвидации исторических ком-
нат Зимнего дворца». Со 2 августа
постановлением правления Эрми-
тажа Исторические комнаты за ис-
ключением комнат Николая I, были
закрыты14.
В результате вся обстановка
царской квартиры (а именно так на-
зывал свои жилые комнаты Николай
II), которую не так уж давно поки-
нули хозяева, была разобрана. Часть
мебели разошлась по служебным
помещениям, что-то из вещей ушло
в хранилища и в другие музеи, а что-
то было просто распродано прямо
со склада Комиссии Госфондов на
аукционах, проходивших здесь же,
в Зимнем. Очень скоро интерьеры
царских покоев были практически
уничтожены - сняты разделявшие
комнаты двери, содран шелк со стен
в Белой и Серебряной гостиных и
лиловый английский ситец - со стен
спальни. Этой участи избежали лишь
царская библиотека и Малая столо-
вая, в которой после исторического
выстрела «Авроры» арестовали ми-
нистров Временного правительства, и
она вместе с крейсером превратилась
в памятник революции. Мемориаль-
ные покои двух других императоров в
прежнем виде также прекратили свое
существование.
Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Д. 2
1927/28 Исторические комнаты,
передача вещей в Детскосельские
дворцы-музеи ГЭ.
Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Д. 74
1927/28 Исторические комнаты,
1927-28, передача вещей в Гос-
фонд.
Архив ГЭ. Ф. 1. Оп. 5. Д. 82
1928/29 Исторические комнаты,
1928, учет и распределение иму-
щества.
Оборудование респирационной
камеры (кислородная комната)
Зимнего дворца передается инсти-
туту П. Ф. Лесгафта для научных
целей.
Помощник зав. хозчастью Эр-
митажа И. А. Сохряков сдал, а
В. В. Васильев принял.
14.11.1928
История Петербурга. № 2 (54)/2010
предыдущая страница 67 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн следующая страница 69 История Петербурга №54 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст