П
.
ерсонажи истории
ловека, и полного доверия, которое
они испытывают к его выдающимся
способностям как государственно-
го деятеля»15. Камерон произнес
на банкете пространную речь, в
которой довольно убедительно
опроверг обвинения в свой адрес.
Он напомнил, что, несмотря на все
издержки, за время его руководства
военным департаментом практиче-
ски с нуля была создана и воору-
жена крупнейшая в мире армия.
Свою отставку Камерон объяснял
тем, что посчитал свою миссию
выполненной и поэтому с готовно-
стью принял назначение в Россию.
Он сказал также, что всегда мечтал
увидеть «красоту и величие Старо-
го Света». В заключение Камерон
призвал соотечественников забыть
о внутренних разногласиях и спло-
титься вокруг президента, чтобы
как можно скорее довести войну до
победного конца и раз навсегда раз-
решить вопрос о рабстве16. В одной
из ответных речей провозглашалось:
пусть «посланник в России отправ-
ляется в путь с новой надеждой
и восстановленной верой»; пусть
он, представ перед «императором
русских, этим твердым и стойким
другом нашей нации, заверит это-
го суверена, что наш народ стоит
как один человек в своей верности
Союзу»17. Другой оратор выражал
уверенность в том, что когда Каме-
рон «предстанет перед троном царя
России, он сможет сказать на ясном
саксоно-английском: здесь нет ни-
какого раскола, мы стоим единые и
неразделимые»18.
Камерон отправился в путь
7 мая 1862 года. Посланника со-
провождали его жена, урожденная
Маргарет Бруа, и трое детей. Всего
у Камеронов их было шестеро - три
сына и три дочери. В Россию с ними
поехали две дочери и младший сын19.
Сына, которому в то время было
восемнадцать лет, звали Саймон
Камерон-мл. Исходя из семейных
обстоятельств Камеронов, можно
предположить, что родителей со-
провождали дочери Вирджиния,
в будущем миссис Вэйн МакВа, и
Маргарет, миссис Ричард Дж. Хал-
деман. Вместе с ними на борт паро-
хода поднялись Тейлор, его жена и
их дочь Лилиан. Их путь в Россию
пролегал через Англию. Будущий
историк Генри Адамс, который в тот
момент находился в Лондоне вместе
со своим отцом-дипломатом, писал
брату, что они были вынуждены
принимать «этого лицемера генера-
ла Камерона» и выражал надежду,
что «он сгинет в российских степях
и навсегда заблудится там»20. В бри-
танской столице Камерон основа-
тельно пополнил свой гардероб, го-
товясь к исполнению возложенной
на него дипломатической миссии.
Он приобрел сюртук, украшенный
эполетами бригадного генерала,
шелковый фрак и брюки к нему, а
также длинное пальто из бобрового
меха. После Англии Камерон пред-
принял путешествие по Европе,
проехав через Францию, Бельгию,
Нидерланды и северную Германию,
прежде чем поездом Кёнигсберг-
Санкт-Петербург прибыл вместе
с Тейлором в столицу Российской
империи21. Мария Хансен-Тейлор
с дочерью задержалась в Готе, где
жили ее родители.
«Мы приехали сюда в ночь на
воскресенье, 15-е» (3 июня ст. ст.),
писал Тейлор матери вскоре после
прибытия в Санкт-Петербург22.
Вечером того же дня Камерон
встречался с Клеем, который уже
передумал возвращаться в Амери-
ку и надеялся продолжить свою
дипломатическую карьеру. Новый
посланник заверил своего пред-
шественника, что он не собирался
задерживаться в Санкт-Петербурге
дольше, чем до начала осени. Клей
тут же известил Линкольна, что
Камерон намеревался получить от-
пуск, вернуться в Америку и больше
не возвращаться в Россию. Клей до-
говорился с Камероном об исполь-
зовании части своего имущества
Кассиус М. Клей
и временном хранении остального
в расчете на то, что Линкольн по-
зволит ему вернуться в российскую
столицу23. По выражению Клея,
бывший министр использовал «мис-
сию в С.-Петербург как парашют»,
чтобы обеспечить мягкую пересадку
из ставшего неуютным кресла в
другое24. Уже на следующий день
после приезда Камерон договорился
о свидании с Горчаковым, которое
было назначено на 5 (17) июня.
Горчаков принял двух посланников
в своем кабинете в здании МИД у
Певческого моста. Камерон отмечал
сердечность, с которой их встретил
российский министр25.
Первые дни пребывания Каме-
рона в российской столице были
посвящены обустройству, знаком-
ству с городом и подготовке к
Высочайшей аудиенции. Вечером
7 (19) июня Камероны вселились в
дом Шелашникова на Гагаринской
улице, оставляемый Клеем26. В соот-
ветствии с вводимой тогда нумера-
цией дом получил № 527. Арендная
плата - 3 тысячи долларов (более
6 тысяч рублей) в год - показалась
Камерону чрезмерной, однако она
вполне соответствовала общему
уровню цен в Санкт-Петербурге,
который, по общему убеждению
американских дипломатов, являлся
едва ли не самой дорогой столицей
Европы28. На следующий день к
Камеронам присоединился Тейлор.
Посланник пригласил своего моло-
дого коллегу воспользоваться его
гостеприимством до приезда жены29.
Дом Шелашникова (Шалашни-
кова), в то время двухэтажный и
более скромный по оформлению,
чем сейчас, располагался в Литей-
ной части, по соседству с парадным
особняком графа Н. А. Кушелева-
Безбородко, который в тот момент
находился в процессе перестройки.
После ее завершения за особняком
закрепилось название «малый мра-
морный дворец». С другой стороны
дом Шелашникова примыкал к
зданию, принадлежавшему дворцо-
вому ведомству, которое занимало
целый квартал вдоль Сергиевской
улицы от Гагаринской до набереж-
ной Фонтанки. Впоследствии дом
№ 5 по Гагаринской улице приобрел
П. А. Столыпин, при котором нача-
лась его перестройка, завершенная в
1912 году, уже после смерти нового
владельца. Особняк был надстроен
на один этаж, оформлен в стиле
25
История Петербурга. № 3 (55)/2010
предыдущая страница 24 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн следующая страница 26 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст