П
.
ерсонажи истории
Дж. Гершвин у фортепиано.
1920-е гг.
ка Розенцвейга. На всю жизнь он за-
помнил свой восторг от Юморески
Дворжака2 и то, как после концерта
не один час ждал скрипача под
проливным дождем, пока не узнал,
что Марк ушел домой через другой
выход. Не растерявшись, Джордж
пошел к нему домой и настоял на
знакомстве.
Дружба с Марком Розенцвей-
гом (сценическое имя Макс Розен)
сыграла большую роль в музы-
кальном развитии Джорджа, но не
потому, что Марк помог ему. Хотя
они проводили много времени вме-
сте, слушая музыку, играя вместе
и порознь (Джордж уже неплохо
владел фортепиано), Розенцвейг
решил, что его приятель не имеет
способностей к музыке, и искренне
сказал ему об этом. Но Джордж не
поверил ему - он уже любил музыку
так сильно, что никто не смог бы его
убедить отказаться от нее.
Дж. Гершвин - автор Рапсодии
в блюзовых тонах.
1920-е гг.
И кто знает, может, Марк рас-
сказывал Джорджу о том, что учился
у бога скрипки - Леопольда Ауэра3,
который преподавал в Петербург-
ской консерватории, основанной
Антоном Рубинштейном, автором
«Мелодии»?.
.
Жизнь Гершовичей проходила
в основном в Манхэттене (после не-
скольких лет брака они переехали
в Нижний Ист-Сайд (Lower East
Side), но они снимали квартиры и в
Бруклине, и даже в Гарлеме, который
в те годы считался больше еврейской,
чем негритянской вотчиной, а также
на Кони Айленд (Cony Island). Здесь,
в одном кафе, Джордж заслушивался
джазовыми импровизациями и рег-
таймами, которые потом подбирал
дома на пианино, купленном родите-
лями в 1910 году.
Когда ему исполнилось пятнад-
цать лет, он бросил школу, изменил
фамилию на ныне известную: Герш-
вин (Gershwin). Некоторое время
Джордж брал частные уроки, но
в целом свое дарование развивал
самостоятельно, и на шестнадца-
том году начал сочинять музыку.
Огромное влияние на его судьбу
оказал Чарльз Хамбитцер4, который
заметил его редкие способности и
приучил посещать классические
концерты. Джордж страстно учил-
ся, понимал все с полуслова, не мог
дождаться следующего занятия, а
по вечерам «умирал» в концертном
зале от страсти к музыке, признава-
ясь, что буквально «пропитан» ею.
Вскоре он нашел работу
пианиста-аккомпаниатора в изда-
тельстве «Ремик & Со» (Jerome H.
Remick & Со)5.
В 1918 году Гершвин
представил на Бродвее свой первый
мюзикл. Дебют ознаменовался про-
валом, но Джордж не унывал. Он
сочинял быстро, много, и вскоре все
бродвейские продюсеры знали его
произведения.
Успех пришел в 1924 году с
мюзиклом «Детка, будь умницей»
(«Lady, Be Good»), который стал
чрезвычайно популярен на Бродвее,
а одна из песен мюзикла - «Лю-
бимый мой» («The Man I love») -
стала одной из самых знаменитых.
Она, как практически все песни и
мюзиклы Гершвина, написана на
стихи старшего брата Айры, поэта
и литератора.
Невероятный успех знаменитой
«Рапсодии в стиле блюз», написан-
ной в том же 1924 году, и мюзикла
«Lady, Be Good» принес солид-
ные гонорары. Семья Гершовичей
переехала из скромного района в
собственный пятиэтажный дом на
103-й улице.
Джордж много работал, находя
вдохновение в многочисленных
романах: с актрисой Полетт Годдар6
(в которую он был так влюблен,
что умолял бросить мужа, а им был
Чарли Чаплин), с французской
кинозвездой Симон7. Но главной в
его жизни оставалась музыка. По-
являлись новые сочинения, среди
которых - «Американец в Париже»
(«An American in Paris»), «Забавная
мордашка» («Funny face») - по обо-
им этим произведениям созданы
кинофильмы. И, наконец, одно из
самых знаменитых произведений -
опера «Порги и Бесс» («Porgy and
Bess») по одноименной пьесе Дю
Боса Хейворда8.
Дж. Гершвин.
1930-е гг.
Работа отнимала все силы
Джорджа Гершвина. После много-
летних трудов над «Порги и Бесс»,
премьера которой была встречена
довольно холодно, он начал чув-
ствовать недомогание: появилась
нервозность, пропали аппетит и
сон. Но самыми трагичными стали
угрожающие провалы в памяти. Он
забывал только что сочиненное,
ничего не мог записать.
9
июля 1937 года медицинское
обследование выявило опасную
форму опухоли мозга. Друзья ор-
ганизовали приезд крупнейшего
калифорнийского нейрохирурга,
специалиста по операциям такого
рода. Через день врач был уже в
пути, но прибыл в тот момент, когда
Джордж Гершвин умер.
Гении бессмертны, и после кон-
чины Джорджа Гершвина его имя не
исчезло. Всюду поются его песни, ис-
полняются его виртуозные произве-
дения, невероятной популярностью
пользуется «Рапсодия в блюзовых
тонах» («Rapsody in Blue»)9. В Рос-
37
История Петербурга. № 3 (55)/2010
предыдущая страница 36 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн следующая страница 38 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст