П.
ерсонажи истории
/жеоь,
перелетевший через океан
Памяти американского музыковеда -
петербуржца Альфреда Свана (1890-1970)
О. И. Молкина
48
«Глубокоуважаемые Гуси-Лебеди!
Мы приезжаем в Филадельфию в день концерта, в 12 час[ов] дня, и уез-
жаем после концерта в 12час[ов] ночи того же дня, ибо на следующий день
денной концерт в Бостоне.
К сожалению, и на этот раз нам к Вам приехать не удастся, но мы рас-
считываем, что вы не откажетесь посетить нас после концерта в нашем
„артистическом“ отеле.
До свидания!
С. Рахманинов».
Это послание, полученное в
апреле 1933 года, Гуси-Лебеди бе-
режно хранили вместе с другими
письмами великого композитора, с
которым их многие годы связывали
дружеские отношения.
К моменту их первой встречи
с Рахманиновым1
в Нью-Йорке
Гуси-Лебеди уже почти пять лет,
как «перелетели» через океан и обо-
сновались в стране, язык который
был вторым (а, скорее, даже пер-
вым) родным языком главного
«лебедя» - Альфреда Свана.
Сван (Swan) по-английски «ле-
бедь», и хотя в русской транскрип-
ции фамилия звучала не совсем «по-
лебединому», все же симпатичная
чета Сванов удостоилась от своего
нового старшего друга именно тако-
го прозвища, в котором слышались
и сказочные русские мотивы, и обы-
грывалась фамилия главы семьи, и
подчеркивалась неразлучность и
взаимная преданность Альфреда и
Екатерины.
...Еще в начале XIX века первые
Сваны приехали из Англии и осели
в Петербурге. Отец нашего героя
Альфред Сван был инженером и
работал в Товариществе Российско-
Американской резиновой ману-
фактуры, которое впоследствии
получило название «Треугольник».
В советские годы «Треугольник», на
котором производили в том числе
модные в те времена и всегда не-
обходимые в российских условиях
галоши, стал называться «Красным
треугольником» и значительно рас-
ширил ассортимент продукции.
Когда в 1890 году у Альфреда
Свана родился сын, его крестили в
англиканской церкви и также назва-
ли Альфредом. Учился юный Аль-
фред в петербургской St. Katharinen
Schule (школе Святой Екатерины),
где все предметы преподавались на
немецком языке, а высшее образо-
вание получал на родине предков,
где изучал в Оксфорде историю и
право. Умение свободно говорить
как минимум на трех языках не
показалось молодому юристу доста-
точным. Его манил язык, на котором
можно было общаться со всем ми-
ром - язык музыки, и он продолжил
свое образование в Петербургской
консерватории, где учился по клас-
су композиции. Среди учителей
Свана были известные педагоги
В. П. Калафати 2, А. А. Винклер3,
В. Г. Каратыгин4. Сам Альфред не-
плохо играл на скрипке, и она всегда
была его спутницей. Уроки игры на
скрипке еще мальчиком он брал у
некоего Леопольда Ланге, ученика
знаменитого Ауэра5. А первые уро-
ки фортепиано дала Альфреду его
мать - блестящая пианистка, очень
рано заметившая музыкальные
способности сына6.
Юридическое поприще не при-
влекало Свана, хотя он и начинал
работать нотариусом на бирже.
Общению с деловыми людьми он
предпочел общение с музыканта-
ми, а из всех музыкальных жанров
ближе всего ему (англичанину по
рождению!) были русские народ-
ные мелодии и древние церковные
песнопения.
Помимо музыки, Альфред
Сван-младший увлекся модными
тогда идеями толстовства, стал ве-
гетарианцем, посещал различные
молодежные собрания и усердно
пропагандировал свои новые взгля-
ды. С удовольствием занялся Сван
и работой с детьми, к тому времени
лишенными заботы отцов, которые
ушли на фронт, а некоторые - уже
успели погибнуть. Внимание и
дружеское расположение взрослого,
но не утратившего детской искрен-
ности мужчины было необходимо
этим детям, и они быстро привяза-
лись к своему доброму наставнику
Альфреду Альфредовичу.
Вместе со Сваном работала
девушка с длинными русыми ко-
сами. Ее звали Екатерина Резв
а
я, а
эта фамилия говорила в то время о
хорошем происхождении, которое,
к сожалению, не всегда равняется
хорошему достатку. Но Катю, раз-
делявшую толстовские идеи, это
вовсе не смущало.
Общие интересы и работа сбли-
зили молодых людей, и вскоре Катя
Резвая стала Катей Сван. Лето 1915
года молодожены провели в при-
городе Петрограда, работая в одной
из летних детских колоний. Так
назывались тогда прообразы буду-
щих пионерских лагерей, которые
многие по неведению считают изо-
бретением советской власти.
Любовь, молодость и музыка
делали жизнь Сванов прекрасной,
несмотря на политическую неста-
бильность, материальные трудности
и неясные перспективы.
..
История Петербурга. № 3 (55)/2010
предыдущая страница 47 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн следующая страница 49 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст