еизвестное об известном
62
организации американских и дат-
ских экспедиций по исследованию
народов Сибири. Он заявил, что
советские ученые имеют достаточ-
но сил и средств, чтобы проводить
самостоятельные исследования, и
что на северо-востоке Сибири уже
работает Чукотско-эскимосская
экспедиция МАЭ8.
Неудача в переговорах не оста-
новила А. Хрдличку, он решил
сохранить связи с советскими эт-
нографами и содействовал воз-
обновлению обмена коллекциями
между МАЭ и НМЕИ. Когда в конце
октября 1928 года В. Г. Богораз
посетил Вашингтон, то ученый се-
кретарь Смитсоновского института
А. Ветморе (А. Wetmoгe) пошел
навстречу его предложениям по
обмену коллекциями. Руководство
НМЕИ отправило коллекции в Ле-
нинград по личной договоренности
с В. Г. Богоразом. Он обещал, что в
ответ будут присланы коллекции
по народам Сибири. В начале 1929
года, когда В. Г. Богораз находился
во Франции, в МАЭ поступили три
коллекции по индейцам пуэбло.
В середине 1929 года директор
МАЭ академик Ефим Федорович
Карский (1861-1931) в письме к
руководству НМЕИ просил из-
винения за задержку с ответом и
интересовался, по каким народам
хотели бы получить коллекции в
Вашингтоне. В ответном письме
A. Ветморе писал, что НМЕИ хо-
тел бы получить коллекции по
азиатским эскимосам и алеутам
Командорских островов, то есть по
народам, в изучении которых был
заинтересован А. Хрдличка.
Во время командировки в США
B. Г. Богораз договорился с Ф. Боа-
сом об обмене студентами. Ф. Боас
в то время продолжал преподавать
в Колумбийском университете
Нью-Йорка, в Советском Союзе он
считался «прогрессивным» буржу-
азным ученым. В 1926 году в СССР
опубликовали его теоретическую
работу «Ум первобытного челове-
ка»9. Идея обмена студентами и ста-
жерами возникла у Ф. Боаса еще в
начале 20-х годов после длительного
перерыва связей с русскими учены-
ми из-за Первой мировой войны,
двух революций и Гражданской
войны в России. Весной 1929 года
В. Г. Богораз привез пять пригла-
шений советским студентам для
продолжения образования в Аме-
Карта северо-восточной части
Сибири и Аляски
рике, одно из них предназначалось
студенту-этнографу. Этим студен-
том стала Юлия Павловна Аверкие-
ва (1907-1980). В 1925-1929 годах
она училась на этнографическом
отделении географического факуль-
тета Ленинградского государствен-
ного университета и специализиро-
валась на изучении финно-угорских
народов Карелии. Кроме курса
по этнографии, Ю. П. Аверкиева
изучала немецкий, французский
и финский языки. Финским язы-
ком она овладела в совершенстве.
Способности Ю. П. Аверкиевой
к иностранным языкам, наряду с
крестьянским происхождением и
активным участием в комсомоль-
ской работе, стали главным факто-
ром при ее утверждении на стажи-
ровку в США. Так как в Америку
Ю. П. Аверкиева должна была
въехать по студенческой визе, то ей
пришлось отложить сдачу экзаме-
нов и защиту дипломной работы и
немедленно начать изучать англий-
ский язык.
В октябре 1929 года Ю. П. Авер-
киева приступила к занятиям в
женском Бернард колледже Ко-
Ю. П. Аверкиева
лумбийского университета Нью-
Йорка. Весной 1930 года Ф. Боас
предложил ей принять участие в
экспедиции к индейцам квакиутль
на остров Ванкувер. Ф. Боас отно-
сился к своей русской студентке с
большим вниманием. Летние кани-
кулы 1930 года, когда было закрыто
общежитие Бернард колледжа,
Ю. П. Аверкиева провела на заго-
родной вилле Ф. Боаса в кругу его
семьи. В начале октября 1930 года
Ф. Боас и Ю. П. Аверкиева были
на месте - в индейском селении
Форт Руперт на острове Ванкувер
в канадской провинции Британ-
ская Колумбия. При пересечении
канадской границы Ф. Боас выдавал
Ю. П. Аверкиеву за свою внучку, так
как у нее не было ни канадской визы,
ни американского паспорта, кото-
рый давал право на свободный въезд
в Канаду. В Форт Руперт проживал
главный информант Ф. Боаса - ме-
тис Джордж Хант (George Hunt).
Его жена Мэри Хант и еще одна за-
житочная индеанка Хемаходаюгва
стали главными информантами
Ю. П. Аверкиевой.
Ю. П. Аверкиева писала: «Ин-
дейцы расселены по небольшим
самостоятельным деревням, распо-
ложенным всегда у воды. Жилищем
служат небольшие дощатые хибары,
у богатых индейцев - каркасные
дома. В каждой деревне можно
увидеть развалины старых больших
общинных домов. Иногда сохра-
нился и весь дом, служащий теперь
местом всех праздничных сборищ
жителей деревни. Если в деревне
не было старого большого дома, то
специально сооружался обществен-
ный дом. <.
..> Старинные обычаи
и обряды индейцев сохранились в
незначительной степени и в пере-
житочной форме или почти ушли в
область прошлого»10.
Полевая работа Ф. Боаса и
Ю. П. Аверкиевой продолжалась
с октября 1930 года, до середины
января 1931 года, за это время
около трех месяцев они провели
в селении Форт Руперт и около
двух недель - в селении Алерт Бей.
В Нью-Йорк они возвратились
через Оттаву. В Советский Союз
Ю. П. Аверкиева вернулась в мае
1931 года и стала работать в отделе
народов Америки МАЭ. Однако
свои экспедиционные материалы по
квакиутль Ю. П. Аверкиева никогда
не опубликовала в виде отдельной
История Петербурга. № 3 (55)/2010
предыдущая страница 61 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн следующая страница 63 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст