Заметки
российского эмигранта
(отрывок из книги «Из Советского Союза
через Россию в Соединеннные Штаты»)
А.
Брискер
овременные мемуары
«Эмиграция
-
дело
молодых
»
8 6
Как известно, до 70-х годов
прошлого века эмиграции из СССР
за редким исключением не суще-
ствовало - страна была закрыта.
Когда же под нажимом междуна-
родного сообщества запрет ослаб,
то одной из первых больших групп
населения, которые начали выез-
жать при определенных условиях
(формальный вызов от реальных, а
чаще вымышленных родственников
в Израиле), были евреи. В первой
волне эмиграции в основном были
диссиденты-националисты, бывшие
подолгу «в отказе», а иногда и по-
бывавшие в заключении, которые
естественно стремились и уезжали
в Израиль. Но постепенно состав
менялся и в конце концов основ-
ную массу отъезжающих составили
люди, не имеющие идейных побуж-
дений к эмиграции и стремящиеся
только к материальному благопо-
лучию, а иногда еще бывшие не в
ладах с законом. В то время многие
«вспомнили» свое еврейское про-
исхождение, которое они до этого
тщательно скрывали (быть евреем
стало «выгодно»), а некоторые не-
евреи, чтобы уехать из страны, даже
старались заключить брак с «лицом
еврейской национальности» («Ев-
рей не национальность, а средство
передвижения», - как тогда горько
шутили). Именно в то время зна-
чительное количество эмигрантов-
евреев, воспользовавшись суще-
ствующим на Западе правом сво-
бодного выбора места жительства,
выезжая официально при содей-
ствии Израиля для «возвращения
на историческую Родину», остава-
лись в Австрии, Италии и, главным
образом, уезжали в США, забыв
о своей декларируемой тяге к упо-
мянутой родине. Некоторое время
существовало правило взыскивать с
отъезжающих определенную сумму
за полученное высшее образование.
Это вызвало бурю негодования, в
том числе и Нобелевских лауреатов,
а американские конгрессмены отве-
тили известной антисоветской «по-
правкой Джексона-Вэника» (хотя
окончательное подписание ее было
значительно позднее). При этом,
справедливости ради, необходимо
отметить, что в большинстве стран
существует аналогичная плата за
образование, которая правда взыма-
ется во время учебного процесса.
...Сразу после отъезда дочери в
США стало ясно, что рано или позд-
но мы тоже эмигрируем. Действи-
тельно, в середине 90-х годов дочка
подала документы на воссоединение
семьи в соответствующую органи-
зациию, и мы, заполнив многостра-
ничные анкеты, с требуемыми доку-
ментами (фото, свидетельствами о
рождении, браке и т. д.) вернули все
в Вашингтон. Неожиданно, пример-
но через полгода она позвонила и со-
общила, что получила информацию
о нашем вызове на иммиграционное
интервью. И действительно, в марте
1997 года нас (меня, жену и сына)
пригласили на собеседование в
американское посольство в Москве.
Встреча прошла нервозно: было
долгое и беспокойное ожидание в
набитом людьми помещении. Когда
по громкоговорящей связи назвали
нашу фамилию, мы втроем зашли в
маленькую комнатушку со столом
и тремя стульями, отделенную от
интервьюерши стеклянной пере-
городкой, через которую разговор
(естественно, по-русски) шел с
помощью микрофона и динамика
(вспоминались киносцены тюрем-
ных свиданий). После клятвы с
поднятием правой руки говорить
только правду, мы сели, а, заявив,
что отвечать должен только я как
глава эмигрирующей семьи, она
начала задавать анкетные вопросы
в достаточно жесткой форме. Для
получения статуса беженца (как
потом, правда, выяснялось ценного
только для пенсионеров) в моих ан-
кетных материалах подчеркивался
антисемитизм, сопровождавший
меня всю жизнь; я даже представил
справку из милиции об инциденте
со злостной протечкой с чердака. В
ответ я услышал, что вообще она не
понимает, о каком антисемитизме
может идти речь, если я был к.т.н.
и начальником отдела в НИИ. Раз-
досадованный общим настроем и
особенно последним заявлением, я
достаточно резко ответил, что, если
бы не было антисемитизма, я, может
быть, был бы министром. При таком
недружелюбном контакте я вышел
с уверенностью, что беженского
статуса не будет и был радостно
обескуражен, когда минут через 15
в окошке на другом этаже получил
соответствующие документы.
Я думаю, что в принципе, во-
прос об иммиграции и ее статусе
решался не во время интервью в
посольстве (маловероятно, что
такой серьезный вопрос можно
эффективно решить за 15-20 минут
беглого контакта), а собеседование
предназначалось только для провер-
ки наличия данных, принципиально
меняющих ранее представленные
анкетные данные. К слову сказать,
не все претендующие получали
желаемый статус. Так, семье бапти-
стов в этом было отказано по при-
чине вторичности брака, вроде бы,
не совместимого с баптистскими
канонами. Вообще, стремление до-
казать свою правоверность иногда
приобретало курьезный характер:
рассказывали, что как-то женщина,
История Петербурга. № 3 (55)/2010
предыдущая страница 85 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн следующая страница 87 История Петербурга №55 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст