Г .
ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений
10
рассказами и историями). А днем
часто ходили на детскую площадку
в сад «Спартак» (Апраксин сад),
где было очень много детских игр.
По выходным дням (тогда были пя-
тидневки) в этом саду устраивались
бесплатные народные гуляния с
концертами и фильмами под откры-
тым небом. Там на одном из концер-
тов впервые я видел еще молодого
Аркадия Райкина. А было это так.
Вначале объявили: сегодня концер-
та Ленгосэстрады не будет, а вместо
него будет концерт самодеятель-
ности студентов. На сцену вышел
маленький и щупленький молодой
человек. Он очень профессионально
изобразил, как о нем объявили бы на
сцене люди различных профессий,
например, как об оперном артисте,
как об артисте цирка, как о нем
объявил бы Чарли Чаплин и т. п.
Но мне больше всего понравилось,
как о нем объявил бы милиционер.
Мигом одел милиционерский шлем
(тогда была такая форма), белые
перчатки и, свистнув, сказал: «Това-
рищи, давайте разойдемся! Ну что,
вы Райкина не видели?» (словно
речь шла о пьяном, лежащем на
тротуаре). Став известным актером,
А. Райкин больше уже почему-то
не изображал в своих программах
этого милиционера.
.. Но публика в
ту пору была от него в восторге.
Когда говорят, что до войны все
жили хорошо, то это далеко не так.
Подавляющее большинство жило
в нормальных по тем временам
условиях и примерно одинаково,
это сближало людей и не порождало
взаимной зависти. Родственники,
да и соседи, часто общались друг с
другом без вина. Просто ходили в
гости на чай с вареньем и пирога-
ми. Играли в карты, домино и лото.
Но и стопроцентной уравниловки
тоже не было, так как жили, вместе
с тем, все по-разному. Попробую
пояснить на примере нашей семьи.
У нас работал только отец, сестра
и я учились, а мама была домохо-
зяйкой. И поэтому денег в доме
было не густо. Делили мясо к супу
по кусочку в каждую тарелку. Но
зато в выходной день мама всегда
пекла пирожки (с мясом, морков-
кой, капустой, курагой, изюмом), и
пончики с мармеладом. Утром для
того, чтобы я лучше соображал, мне
делали гоголь-моголь. У Зенфель-
дов было трое детей и поэтому они
жили скромнее нас. Еще скромнее
жила рабочая семья Сергеевых. Там
на обед ставили большую миску с
пшенной кашей (одну на всех). В
центр, в ямку, наливали постное
масло. К каждому едоку отводили от
центра ручеек масла, и все дружно
черпали деревянными ложками. А
какие у них росли умные, толковые
трудолюбивые дети! Дружил я и с
сыном директора одного из заводов
района, так как его жена Клавдия
Ивановна была моей первой учи-
тельницей в начальных классах.
Жили они богато, в просторнейшей
отдельной квартире, в корпусе 6,
который напротив нашего дома, с
прислугой. Имели личный легко-
вой автомобиль «эмку», и ни в чем
не нуждались. Но началась война,
и в первую очередь полностью вы-
мерли от голода малообеспеченные
семьи. Многие из моих друзей не
уцелели, а иные были изуродованы
на всю жизнь. Леня Сергеев (очень
способный мальчик), из которого
наверняка вышел бы талантливый
конструктор кораблей, остался без
руки. Вася Богданов потерял ногу,
запил, опустился и занялся спеку-
ляцией билетов в кино на Невском
проспекте. Одноклассника Юру
Орешкина я встретил ночью во
втором флотском экипаже перед от-
правкой матросов на фронт. Уцелел
ли он? Не знаю. Не лучшим образом
сложилась и моя дальнейшая жизнь
во время войны. Я имею в виду при
этом, прежде всего, Ленинградскую
блокаду.
ГОДЫ ВОЙНЫ
Блокада застала врасплох.
Много о Ленинградской бло-
каде сказано и написано, но далеко
еще не все. Ибо была у каждого из
них своя блокада! Не следует за-
бывать, что из 1418 дней (то есть
большую часть войны) находился
в кольце вражеской блокады и
официально являлся городом-
фронтом! А в этом большом городе
под бомбами и снарядами, в холоде
и голоде, без электричества и воды,
жили и героически трудились под
лозунгом «Все для фронта, все для
Победы!» истощенные до нельзя
люди, преимущественно, женщины
и подростки. И у каждого из нас
было сугубо личное восприятие
того трагико-героического време-
ни. Я вместе с родителями, все 900
дней осады был, как говорится, «на
голые зубы», то есть совершенно без
денежных средств, без продзапасов
и без теплой одежды, как истинные
горожане, жившие от получки до
получки, так как на заводе «Боль-
шевик» работал только папа, а мы
были иждивенцами. Поэтому с
введением продкарточек нам денег
не хватало, что бы даже выкупить
все, что нам полагалось. А поначалу
нормы были вполне приемлемыми.
Отец на казарменном положении
был круглосуточно на заводе. А его
семья была эвакуирована внутри
города из Володарского района,
который интенсивно обстрелива-
ли и бомбили, в более спокойный
Сталинский район, где только
бомбили. Поселили нас в Лесном,
около завода «Светлана», временно
на площадь военнослужащего. С со-
бой мы взяли только одежду и белье.
Объявление войны я, видимо, как
и все подростки моего поколения,
воспринял героически! В памяти
еще был фильм, а на слуху еще песня
из фильма «Если завтра война. ».
Впервые живого немца я увидел на
станции Угловка Октябрьской же-
лезной дороги. Самолет-разведчик с
фашистской свастикой летел очень
низко. Он облетел озеро, в котором
мы купались, но стрелять в детей не
стал. В Угловку и Поповку дети из
Ленинграда были эвакуированы не
слишком удачно, то есть навстречу
врагу. Жили мы в Угловке, в Доме
крестьянина, на привокзальной пло-
щади. Местные жители отнеслись
к нам сочувственно и кормили нас
хорошо.
Когда возникла угроза быть
отрезанными врагом, родители са-
мостоятельно вернули нас в Ленин-
град. У моих родителей не было де-
нег на дорогу, и поэтому я вернулся
домой с мамой моего одноклассника
Левы Осецкого. Еще до эвакуации в
Угловку мы с ребятами прямо с кры-
ши дома наблюдали высоко в небе
воздушный бой двух «ястребков» и
ни на минуту не сомневались в побе-
де нашего летчика, но все случилось
вопреки нашему желанию. А позд-
нее уже для всех стало очевидным,
что в начале войны и блокады в
воздухе Ленинграда господствова-
ли фашистские стервятники. Они
бомбили город регулярно, как по
расписанию: утром, когда все шли
на работу, и вечером, когда все воз-
вращались с нее. А ночью город
прицельно бомбили, освещая его
осветительными снарядами, кото-
История Петербурга. № 4 (56)/2010
предыдущая страница 9 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн следующая страница 11 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст