Г
ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений
рые медленно и плавно опускались
на парашютах. Изредка по неизвест-
ным для нас причинам нам давали
«суточный передых» и в листовках
писали: «Спите матрешки, не будет
бомбежки!». Бросали с самолетов и
многие другие листовки.
.. Напри-
мер, такие как «Бей жида-палитрука
кирпичом из-за угла и переходи на
нашу сторону!». На другой стороне
листовки была соответствующая
тексту карикатура - жалкое подобие
рисунка и пропуск со свастикой для
перехода на сторону врага. Спасали
нас от расстрела с бреющего по-
лета, частично «пухалки», которые
прямо с крыш вели заградительный
огонь, но их было не так уж много,
а в основном аэростаты воздушного
заграждения, которых было в городе
предостаточно. Типовая площадка
для запуска такого аэростата на-
ходилась во дворе нашей школы
на Английском проспекте, дом 13
(ныне - пр. Пархоменко). Обслу-
живали ее женщины-солдатки.
А бомбы между тем падали и в
сравнительно спокойном Лесном.
По наводке немецких ракетчиков-
диверсантов, старались попасть,
прежде всего, в новый корпус ЛТА*,
где располагался военный госпиталь
(наша школа над ним шествовала,
мы ухаживали там за выздоравли-
вающими воинами). Кроме того, в
непосредственной близости от этого
корпуса (практически под ним)
впервые две недели войны был вы-
рыт глубокий бункер с разветвлен-
ными ходами и выходами, по своим
размерам и степени защищенности
он превосходил бункер Гитлера. А в
самом парке ЛТА дислоцировалась
воинская часть.
Мы пытались выследить ра-
кетчиков, но безрезультатно. А
бомбы рвались рядом. Одна мощная
фугасная бомба, попав (на Новорос-
сийской ул., напротив места дуэли
Чернова с Новосильцевым) между
двухэтажными деревянными дома-
ми, разнесла их в клочья, да так по
весу рассортировала их остатки, что
щепки отдельно, доски отдельно,
бревна отдельно и камни тоже не-
далеко от парка ЛТА в дом (на углу
Перфильева переулка и проспекта
Энгельса), и людей, находившихся
в погребе этого дома нам спасти не
удалось. От того взрыва и наш дом
так встряхнуло, что на террасе вы-
летели стекла. Одна из бомбежек за-
стала меня у Финляндского вокзала
(точнее, на углу Боткинской ул. и
ул. Лебедева, у здания ВМА**). В
то время рухнули и загорелись на-
против главного здания ВМА сразу
два здания, ныне восстановленные и
построенные заново. А когда горели
Бадаевские продсклады, то зарево
пожара видно было на небе даже на
Выборгской стороне. Горел шоколад,
сахар, горело масло и другие ценные
продукты питания. Земля, пропи-
танная продуктами горения, была
сладкая и жирная. И ценилась она
на рынке выше вонючей картофель-
ной жижи с Пискаревки и так назы-
ваемого творога - масленого торфа
из пригородных болот Торфянки. В
той части Выборгского района, в ко-
торой нас временно приютили, мы
даже не знали, что в начале войны
рядом был фуражный магазин, где
мы еще могли себе купить дуранду,
отруби или комбикорм. Но с пер-
выми трудностями в снабжении
города местным населением все
было раскуплено, и магазин был
закрыт навечно. В результате нашей
нерасторопности и неприспособлен-
ности мы прозевали даже перекопку
картофеля и сбор капустного листа
(зеленой «хряны») и нам осталось
только собирать на совхозном поле
в Гражданке капустные кочерыжки,
торчавшие из земли. Мы их мололи
и запекали с яичным меланжем,
который выдавали только отцу на
талон № 6 по служащей карточке.
Я не знаю, кто это придумал и кому
это было нужно, но на служащую
карточку всегда (всю блокаду)
давали продуктов меньше, чем на
рабочую или детскую. Но меньше
всего давали хлеба и других про-
дуктов на иждивенческие карточки,
и поэтому совсем не случайно, что
в городе вымерла в первую очередь
интеллигенция (инженеры, врачи,
педагоги, на обучение и становле-
ние которых государство затратило
немало средств), и иждивенцы-
подростки старше 13 лет, ремеслен-
ники, будущие защитники родины,
генофонд страны. Ныне на Ржевке
есть каменный цветок - памятник
школьникам (юным защитникам
Ленинграда), и в ближайшее время
на Пискаревке будут сооружены на
средства президента Белоруссии
памятник белорусским ремеслен-
никам, погибшим в блокаду.
Когда положение со снабжени-
ем города продовольствием стало
критическим, мы уже съели к тому
времени клубни георгинов, столяр-
ный клей и пытались жарить на
олифе сосновую кору, но из этого
ничего путного не получалось.
Впервые мама заплакала, когда
разделывали первую кошку, а папа
- когда умер от голода его младший
брат Миша, который проживал в
соседнем доме. Из всех ругательств
отец иногда мог произнести дважды
слова: «Грязь-мразь!», и то это слу-
чалось крайне редко. Впервые он
матюгнулся, когда его, полностью
обессиленного, завезли вместе с
матерью в кузове грузовика на
Ново-Александровскую ул. (Воло-
дарского района) и сбросили, как
бревно, прямо в сугроб, несмотря
на то, что шоферу было заплачено
за проезд от завода «Большевик»
до Московского вокзала. Конечно,
кое-что мы пытались предусмо-
треть, чтобы так сильно не голодать.
Когда немец захватил пригород, и
через город шли беженцы, то у них
еще можно было купить по прием-
лемым ценам (на мясо) овец, гусей
или кур, но у нас не было денег, так
как завод «Большевик» задержал
выплату зарплаты. У нас тогда еще
были в фанерном бауле сухари. Мы
предложили их родственникам для
прокорма кур при условии, если они
купят на свои деньги кур для себя
и для нас. А мы за свою половину
кур деньги родственникам дадим,
как только их получит отец. Но
наступило трудное время. Сухари
были скормлены курам, а нашу по-
ловину кур родственники (за наши
деньги) вернуть нам отказались.
Но и эта несправедливость не стала
для родственников существенной
поддержкой, так как вскоре от го-
лода у них умерли мужчины. Я знал
семьи, которые до войны вроде бы
питались нормально, а в блокаду
полностью вымерли. А у нас из
ближайших родственников умерло
всего 13 человек. Вот говорят, что
на каждом шагу в городе валялись
трупы и что людоедство стало
обычным занятием горожан. А так
ли это было на самом деле? Первая
официальная цифра погибших в
блокадном Ленинграде была назва-
на на Нюренбергском процессе, и
* ЛТА - Лесотехническая академия. -
Ред.
* ВМА - Военно-медицинская академия им. С. М. Кирова. -
Ред.
1 1
История Петербурга. № 4 (56)/2010
предыдущая страница 10 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн следующая страница 12 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст