Г
ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений
Н . А. Сотников
Поведал я в очерке «На рассвете
нашей Победы» о майских днях в
Берлине 1945 года и понял, что не
могу теперь не рассказать и об июнь-
ских днях сорок первого, о первых
днях и месяцах войны, которую я
встретил на невских берегах. Нет,
точнее, - на балтийских, если гово-
рить о самом-самом начале.
22 июня немцы бомбили Крон-
штадт. Я видел этот бой, стоя напро-
тив острова Котлин в Коломягах,
где находился на отдыхе, столь
долгожданным после завершения
работы сразу над двумя сценариями
художественных фильмов: «Отец
и сын» о сталеварах Колобовых и
«Певец из Лилля» о знаменитом
французском шансонье, авторе
гимна «Интернационал», столяре-
краснодеревщике и композиторе
Пьере Деггейтере. Первый фильм
был уже закончен производством
на киностудии «Ленфильм», а
съемки второго на той же студии
шли полным ходом - отснята была
почти вся летняя натура в Выборге,
столь похожем на города северной
Франции. Мог ли я в ту первую
минуту войны представить себе,
что фильм «Отец и сын», который
успеют отпечатать всего лишь в 14
копиях, будут вскоре показывать
бойцам Ленинградского фронта, а
второй, самый дорогой для меня за
все годы творческой работы фильм,
безвозвратно погибнет в военном
пламени (и негативная пленка, и
все подготовительные материалы)?.
.
Впоследствии, после войны встреча-
ясь в Ленинграде с замечательным
артистом Владимиром Честноковым,
моим Сергеем Колобовым и юным
Пьером Деггейтером, мы не раз сокру-
шались о том, как в одно мгновение
война оборвала экранную жизнь его
и моего любимого героя.
Первые мгновения войны, ее
первые часы и дни у меня, участника
Гражданской войны, войны Фин-
ской и походе в Западную Украину и
в Западную Белорусскию, вызвали
чувство, нет, не страха, а чувство
яростного возмущения: я своими
глазами видел, как все шоссе было
усеяно забитыми кладью машинами!
Это новая «знать» спешно покидала
не только пригород, но и вообще го-
родские пределы. Спасаясь бегством
номенклатура среднего и младшего
ранга, те самые чинодралы, которые
еще день назад, бия себя кулаками в
грудь, кричали о патриотизме и при-
зывали к новым успехам «на всех
фронтах строительства и защиты
социалистического Отечества».
Как я потом узнал и увидел,
бежала «знать» и из Ленинграда -
под самыми разными предлогами,
не страшась порою ни закона, ни
административной, ни партийной
ответственности.
У нас в Ленинградской писа-
тельской организации дело обстоя-
ло несравнимо лучше. Писательская
молодежь (а молодых писателей
тогда было немало, не то, что в
1960-е и 1970-е годы!) уходила в
райвоенкомат Дзержинского райо-
на. Просились в добровольцы и
люди постарше, но их просили подо-
ждать. Наша писательская «знать»
сразу же запросилась не на фронт,
а на Восток и заполнила тот самый
эшелон, который был предоставлен
детям представителей художествен-
ной интеллигенции Ленинграда.
«Спасите наши души!» - таков был
вопль всей этой «знати». Ее на-
строения, ее подлинную, а вернее,
подленькую, сущность прекрасно
уловила замечательная женщина,
гражданин и поэтесса, жена Алексея
Николаевича Толстого Наталья Ва-
сильевна Крандиевская-Толстая в
своем стихотворении 1941 года:
А беженцы на самолетах
Взлетают в небо, как грачи.
Актеры в тысячных енотах,
Лауреаты и врачи.
Директор фабрики ударной,
Зав. треста, мудрый плановик,
Орденоносец легендарный
13
История Петербурга. № 4 (56)/2010
предыдущая страница 12 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн следующая страница 14 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст