Г .
ород глазами горожан: Петербург в памяти поколений
28
зарплату в количестве 9 рублей
(1 рубль высчитали на займ).
17 июня 1941 года
Утром занятия, потом уборка
района. Убирали, а после завтрака
пошли резать дерн с Сусловым для
землянки. Сегодня, погода как будто
и ничего, даже жарковато.
Замечательно тихий вечер.
Приходили какие-то две девушки.
Одна из них ничего. Завтра мы как
будто переходим жить на другую
позицию, которую сделали сами на
совершенно голом месте.
После обеда все куда-то разо-
шлись, и мы около шести человек
пошли в самоволку в лес и в мага-
зин, я выпил кружку пива. <.
..>
18 июня 1941 года
Сегодня около 4 часов утра мы
вышли на постройку новой пози-
ции. Работали до упаду. Где наша по-
зиция - болото, вода идет, и из-под
ног брызжат фонтаны воды.
Работали и все работали почти
до 10 часов вечера, легли спать око-
ло 12 часов.
19 июня 1941 года
Подъем был около 6 часов,
опять же пошли на работу. Работа-
ли более ленивей, чем вчера, т. к.
сильно устали. Да, кроме того, жара
была сильная с утра, а потом небо
постепенно заволокло тучами, и по-
шел сильный дождь. Мы прекрати-
ли всякую работу и завалились под
построенной нами стеной спать.
Спали около 2 часов, потом нас
разбудили, и мы с Егоровым пошли
искать наше будущее местожитель-
ство. Дождь льет, а мы вкалываем.
Но нашли оное дело сравнительно
легко, по дороге я истратил почти
все свои деньги, выпив кружку пива
и купив батон за 1 р. 45 коп. Новое
место как будто и ничего, словом
не хорошее, но и не плохое. Не-
далеко есть тоже шалман. Только
плохо, что нет кустов. Назад ехали
на трамвае. Наши «летчики» уже
«улетели», стало сразу как-то пу-
сто. Заступили в наряд в караул.
Получил из дому письмо. Хорошо,
что завтра не будем таскать дерн,
надоело уже, да и устал. Да теперь-
то и строить некому.
Завтра нужно написать два
письма: одно Грише, другое домой.
Сегодня ровно 6 месяцев, как я слу-
жу в армии.
20 июня 1941 года
Несу, так сказать, наряд, все вре-
мя спим и прочее. Написал два пись-
ма Грише и домой. Шел дождь.
Комбат хотел было нас двоих
снять с поста, но мы не подчини-
лись, распсиховался. Когда пришли
с караула, то сразу же пошли к при-
борам, но объявили учения ПВО.
Оные скоро закончились. Потом нас
послали после поверки за досками в
шалман и мы там провозились часов
до 2 ночи. Ночь была замечательная,
баб хватало, но настроения не было,
и самочувствие какое-то херовое
было. А я таки ничего загорел, не-
смотря на то, что всего два был
на солнце. В шалмане двое наших
ребят уже было хотели вести двоих
натягивать, но пришел лейтенант,
и пришлось эвакуироваться в дру-
гое место. Одним словом, была бы
охота, да чтобы писина стояла, а
девчонку найти - раз плюнуть.
21 июня 1941 года
Сегодня была всеобщая поверка
матчасти, а мы ни хера не делали.
Потом меня послали на КП полка,
где я провозился до 7 часов. Девчат
много хороших видел и прочее.
Жарко было-таки сегодня. Хотелось
чего-нибудь выпить, а у меня ни ко-
пейки. Замечательный вечер.
Почти все ребята ушли в шал-
ман «за досками», а я остался сам,
Суслов в наряде, не с кем поде-
литься мыслями. Люди веселятся,
живут и прочее, а я . Черт его знает,
что такое.
Я маме вчера написал о моем
плохом состоянии с деньгами, но
вместе с тем и предупредил, чтобы
она не высылала их, так как они
могут пропасть.
У меня теперь остались лишь
письма к товарищам, да дневники,
да и то нельзя откровенничать.
Ну и жизнь! Сейчас от злости и
досады пойду спать.
22 июня 1941 года
В 4 часа 30 минут утра нача-
лись военные действия. Сволочь
Германия бомбардировала Киев,
Севастополь, Житомир и др. У нас
была в это время тревога № 3, т. е.
боевая. Потом я ездил на ПКП. На-
роду было уйма. Жара, а я иду с вин-
товкой, патронами, противогазом.
Девчат много, и есть очень хорошие.
После ездил за арт. снаряжением в
Старый Петергоф с Пуриановым.
Гуляющих черт его знает, сколько.
Когда ехали назад, то еле-еле сели.
Вот сволочи! Мы все утро ждали по-
лета. Вдали была слышна стрельба
ЗА* и видны были разрывы.
Тревога продолжалась до 6 или
7 часов утра. Потом спали до 10
часов.
Вообще сегодня война уже чув-
ствуется во всем. Население стоит
кучками у домов и смотрит вверх.
Чувствуется напряженность.
Ночью была тревога, мы даже
поужинать не успели. Спали всего
около 2 часов.
23 июня 1941 года
Тоже тревоги и прочее. К нам
недавно прислали приписничков,
всего у нас теперь около 70 человек.
Во время тревоги все стоим и ждем,
слышно кое-где стрельбу, но ничего
пока существенного. Да, нет Леши
и Менщикова, баллистика сразу
утихла, нет той живости.
Как мы все ждем сообщений,
ведь радио нет, газеты доходят
плохо, вчера одну газету по очере-
ди читали. Вечером была тревога,
даже ужин прервали, я даже ужин
не успел распределить. Ночью за-
мерз как черт, когда спал на дворе
на траве. Но около 2 или 3 часов
легли спать.
24 июня 1941 года
Спали до самого завтрака, спа-
ли около 7-8 часов. Тревоги почти
целый день не было, рыли окоп и
прочее. Послал письмо домой и
карточку - ответ Гале.
25 июня 1941 года
Утром была тревога. Получили
днем известие, что как-будто в Во-
лодарке появились парашютисты.
Сегодня чуть-чуть не дали залп по
своему самолету. Сейчас вот сидим
и ждем, отбоя еще не было. В связи
с тревогой на завтрак пошли около
12 часов. Сделал новый круг углов
ветра. В связи с парашютистами нам
выдали патроны и взяли с собой
винтовки. Плоховато с информа-
цией. Сегодня лишь пришла инфор-
мация по телефону. Да, война при-
нимает серьезный оборот, начали
сбрасывать даже парашютников для
проведения диверсионной работы, а
оное дело херовое. Сейчас погодка
как будто и ничего, солнце печет.
* Зенитной артиллерии. -
Ред.
История Петербурга. № 4 (56)/2010
предыдущая страница 27 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн следующая страница 29 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст