П ,
ригороды
Гатчинский дворец со стороны Голландских садов.
В башне - кабинет Александра III.
Из собрания Государственного Эрмитажа
В Гатчинской придворной ме-
дицинской части в конце XIX - на-
чале XX века на санитарной службе
(Константиновская ул., 7), под
руководством доктора Михаила Ру-
беля трудились дезинфектор Иван
Федорович Федоров и фельдшер
Дмитрий Юшманов15. В 1892-1894
годах в городе было осуществлено
строительство новых бараков для
заразных больных16.
Говоря о медицинском обслу-
живании императорской семьи, сле-
дует сказать и о работе придворной
аптеки в Гатчинском дворце. Она
подчинялась непосредственно ин-
спектору придворной медицинской
части. На плане 1847 года части Гат-
чинского дворцового парка аптека
находилась в Екатеринвердерской
башне, а в конце XIX века - аптека
и помещения аптекарей видны на
плане первого этажа Кухонного
каре архитектора Кокорева17. В 1888
году в ее составе было восемь лиц:
«управляющий аптекой (VI кл.), ап-
текарь (VIII кл.), лаборант (IX кл.),
старший аптекарский помощник
(IX кл.) и четыре младших аптекар-
ских помощника (XII кл.)»18.
С 1880 года одним из важных
направлений деятельности анали-
тиков аптеки стали систематические
проверки доброкачественности
воды дворцового водопровода и воз-
духа апартаментов императорской
семьи19 (первые водоочиститель-
ные машины появились в Гатчине
в 50-х годах XIX столетия)20. Для
водоснабжения зданий дворцового
правления в городе в 1888 году был
устроен водопровод21. Проверки
чистоты воды проходили каждый
год22, что указывалось в санитарных
годовых отчетах.
Наиболее полные описания
медицинского обслуживания при-
надлежат Н. А. Вельяминову, ко-
торый в 1894 году стал почетным
лейб-медиком и лечащим врачом
государя. В своих воспоминаниях
Вельяминов рассказывал о том, что
из врачей в Гатчине постоянно жил
только лейб-медик государя Густав
Иванович Гирш. «В царской семье
его очень любили, как человека
доброго, покладистого, хорошего
и терпеливого, но, как с врачом,
с ним никто не считался; на него
смотрели, как на старого, пре-
данного слугу, больше - как на
старую удобную мебель, к которой
привыкли. Он был удобен потому,
что никогда не обижался и с кон-
сультантами всегда соглашался»23.
Крылатой стала фраза этого врача:
«Никотин - это яд медленного
действия. Я его принимаю пятьде-
сят лет подряд, и он пока ничего не
смог со мной сделать»24.
Врачами-консультантами при
дворе были А. Я. Крассовский -
акушер императрицы и К. А. Раух-
фус - лейб-педиатр. «Консультанта-
ми по внутренним болезням были:
академик Н. Ф. Здекауер, носивший
звание лейб-медика-консультанта,
и профессор С. П. Боткин; по глаз-
ным болезням - И. И. Кабат и
Н. И. Тихомиров, по ушным -
профессор Н. П. Симановский.
Хирургами считались Г. И. Гирш и
А. Л. Обермиллер - медицинский
инспектор министерства двора»25.
Среди лечащих врачей Алексан-
дра III был также известный тера-
певт Григорий Антонович Захарьин,
о котором нужно рассказать попод-
робнее, ведь сам император подарил
ему часы, сказав при этом, что «не
нашел никого более достойного»26.
Из воспоминаний Н. А. Вельямино-
ва узнаем, что, Захарьин, приехав к
больному Государю, прежде всего
«попросил себе отдельную комна-
ту наверху, чтобы быть поближе к
больному, испросил для себя раз-
решение пользоваться внутренним
личным лифтом Императрицы,
ссылаясь на невозможность ходить
по лестницам вследствие невралгии
в ноге.
.. затем приказал прислуге
расставить по коридору венские
стулья (именно венские), на каждый
из которых он для отдыха на минуту
садился, проходя по коридору». И
в довершение всего, «надел вместо
сапог валенки, в которых в тот же
вечер пошел к Государю»27.
Несмотря на все чудачества,
Григорий Антонович пользовался
уважением императорской четы.
Об этом говорят письма Марии
Федоровны Александру III из Абас-
Тумана. В них она называла доктора
«ангелом мира, старым добрым, чу-
десным Захарьиным»28. Профессора
В. И. Маколкин и А. В. Недоступ
писали: «Лечение, назначаемое
Захарьиным, было глубоко проду-
манным и необременительным (как
это всегда бывает у выдающихся
врачей, он лечил легко). Назначал
немногие, но хорошо известные ему
средства. Порой он вовсе ничего не
выписывал, зато давал множество
советов по гигиене, питанию, укладу
жизни и т. д.»29.
Как правило, врач, однажды
включенный в «ближний круг»
императорской фамилии, редко
выходил из него. Он всегда сопро-
вождал венценосную семью. Так,
фельдшер Чекувер, который лечил
детей императора, оказался в числе
погибших в катастрофе 17 октября
1888 года при станции Борки.
Следует заметить, что меди-
цина и врачи при Александре III
не были в «фаворе». С. Ю. Витте
вспоминал, что в царской семье был
«какой-то странный - не то обычай,
не то чувство - не признаваться в
своей болезни и по возможности не
лечиться, и вот это-то чувство, эта
привычка у императора Александра
III были особенно развиты»30. По
73
История Петербурга. № 4 (56)/2010
предыдущая страница 72 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн следующая страница 74 История Петербурга №56 (2010) читать онлайн Домой Выключить/включить текст