П
,
утешествие по городу
44
риалы личного архива своего деда, а
также рассказывала о Петре Ильиче
Чайковском, который родился в Во-
ткинске. Его отец был начальником
на Воткинском заводе. Речь шла, в
частности, о том, что Петр Ильич,
живя в Петербурге, любил смотреть
на Петропавловский шпиль, бывал в
соборе. На него сильное впечатление
производило освещение собора.
Действительно, в соборе дости-
гаются неожиданные световые эф-
фекты в результате его уникальной
архитектурной композиции. Потоки
света, льющиеся из барабана купола,
«разбиваются» о вспышки света,
которые дают позолоченные фигу-
ры резного иконостаса. Холодный
свет из огромных северных окон как
будто борется со светом горящих
свечей и, побежденный, растворя-
ется в них. Все это действовало на
впечатлительную душу гениального
композитора.
Очень может быть, что мисти-
ческое видение (словно из сгустков
воздуха) старой графини в опере
«Пиковая дама» рождалось вдох-
новением П. И. Чайковского под
впечатлением Петропавловского
собора.
К установке новой металли-
ческой конструкции шпиля, вы-
полненной на Воткинском заводе,
приступили в Петербурге 30 июля
1853 года. Через два месяца работа
была закончена.
Высота шпиля, увеличившись
по сравнению с прежней на 16 м,
стала теперь равняться 40,3 м.
Колокольня Петропавловско-
го собора достигла общей высоты
122,5 м.
Новый шпиль венчал новый,
кажущийся хрупким ангел. Но
он был сделан на века, составлен
из нескольких частей, связанных
медными болтиками. Высота его
фигуры и размах крыльев более
трех метров.
Ангел легко летел навстречу
балтийским ветрам, защищая город
от превратностей судьбы.
Во многом, если не сказать
во всем, Петропавловский собор
оказывался первым в обустройстве
российской столицы.
Впервые здесь появились ку-
ранты - городские часы с коло-
кольным боем и музыкой. Петру
нравилось водить своих гостей по
еще не отштукатуренной лестнице
на колокольню, чтобы показать им
игру музыкантов, механизм часов,
а также панораму строившегося
города.
Впервые интерьер главного сто-
личного собора приобрел поистине
дворцовый характер. Его, как парад-
ную залу, украшали всевозможные
«диковинки», до которых так охоч
был Петр I, - например, подъемный
стул, переносивший гостей в выши-
ну «соборного строения».
Петропавловский собор мож-
но считать и первой «картинной
галереей» России. На его стенах
появились первые живописные
исторические композиции19.
Освещала собор люстра-пани-
кадило, сделанная руками самого
Петра. Множество костяных звез-
дочек, сверкавших при свете свечей,
выточил он на токарном станке. С
этой люстрой связывают легенду,
гласившую, что она так понравилась
иноземным гостям, что они пред-
ложили за нее баснословную цену.
В ответ получили гордый отказ:
«Россия имеет много миллионов,
но люстра сия одна».
Уникальным является резной
деревянный иконостас Петропав-
ловского собора, достигающий вы-
соты 20 м.
В веке минувшем его причисля-
ли к чудесам света.
Действительно, исполинские
размеры, виртуозность архитек-
турной композиции, бурная феерия
пластических форм превратили
Петропавловский иконостас в не-
превзойденное чудо.
Выполнял иконостас Иван За-
рудный - выдающийся московский
зодчий, родом с Украины. В Петер-
бурге он работал над оформлением
первой Исаакиевской церкви, кото-
рая не сохранилась до наших дней.
Над иконостасом Зарудный
трудился «со товарищи», резчиками
по дереву Иваном Телегой, Петром
Пузиковым, Трифоном Ивановым,
Иваном Чернавским и др.
Впервые в Петропавловском
соборе родилась совершенно не
виданная в мировом церковном
зодчестве смелая бравурная арочная
композиция иконостаса.
Этот уникальный, неповто-
римый иконостас напоминал три-
умфальные арки, прославлявшие
воинские подвиги. Он напоминал
своей смелой композицией триум-
фальные ворота, что во множестве
воздвигались в ту пору. Но даже от
них он отличался еще более ликую-
щей победоносностью.
Петропавловский собор являл-
ся храмом божьим и одновременно
«залой славных торжествований».
Потекли в Петропавловский
собор трофеи и знамена Северной
войны, свидетельства бесстрашия
российской армии и флота. «Боять-
ся пульки - в солдаты не идти», -
любил повторять Петр.
Среди трофеев собора наибо-
лее древним было шведское знамя
Упландского полка, сдавшегося под
Перевалочной. Полотнище знамени
имело двойной вензель Карла XII,
пересеченный золотой шпагой и
скипетром, на лентах латинскую
надпись «Не знает заката».
Это знамя можно рассмотреть
на южной стороне интерьера собора.
Напомню только, что с трофейных
знамен были сделаны в 1956 году
копии, а подлинное знамя Упланд-
ского полка хранится в Эрмитаже.
Другое трофейное знамя, взя-
тое под Полтавой, с надписью «Не
страшится» специалисты считают
еще более древним и относят его ко
времени шведского короля Густава
Вазы, правившего почти за два века
до Полтавского сражения. Два сто-
летия оно знало только победы, и
лишь под Полтавой было предано
позору поражения.
Не рассеялся дым от пушечной
пальбы Гангутского боя, как возле
стен Петропавловской крепости
стали сооружать триумфальные во-
рота для перенесения в собор более
60 шведских знамен и флагов, а так-
же 12 пушек, взятых в бою.
За собором все больше утверж-
далась роль «музеума» трофейного
оружия. Так желал Петр I. Но музе-
ем в прямом смысле слова, как мы
понимаем сегодня, собор, конечно,
не был. Неисчислимое количество
трофеев, различных по назначению,
материалу и времени изготовления,
а также по степени сохранности, ни-
как не было ни классифицировано,
ни экспонировано.
Этого и не требовалось тогда.
Впечатляло само количество трофе-
ев, их пороховой запах и «кровавые
знаки - следы отчаянной битвы
и, быть может, последних усилий
мужества и храбрости»20.
Однако отсутствие музейной
культуры хранения привело к тому,
что трофеи - ценнейшие историче-
ские памятники прошлого - стали
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 43 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 45 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст