П ,
утешествие по городу
разрушаться. От многих знамен че-
рез несколько десятилетий остались
лишь древки.
Сам ритуал поступления тро-
феев в Петропавловский собор
превращался в общегородское тор-
жество. Рассыпались «потешные
огни» фейерверков, по Неве плыли
горящие плошки, с крепости пали-
ли пушки. Позже по распоряжению
Петра в этих торжествах стала
участвовать его лодочка - верейка,
а также ботик - «дедушка русского
флота».
Думается, что современная ре-
конструкция многих исторических
традиций, которые складывались
вокруг Петропавловского собора,
могла бы быть необычайно зрелищ-
ной и убедительно формировать бе-
режное отношение к отечественной
истории. Даже в праздничном лазер-
ном шоу привлекательнее, на мой
взгляд, воспроизведение «дедушки
русского флота», нежели условных,
хотя и стильных каравелл.
Сохранилось точное перечисле-
ние трофеев в Петропавловском со-
боре в конце XVIII века: «Турецких
знамен 553, флагов 16, вымпелов
2, бунчуков 32». Бунчук - символ
власти турецкого султана - конский
хвост, насаженный на древко. С на-
чалом военных действий бунчуки
выставлялись перед резиденцией
султана.
Кроме того, в соборе находились
щиты, доспехи, кирасы, гербы и
ключи от побежденных городов и
многое другое.
Когда Петр I умер, на его погре-
бение отозвался государственный
деятель Феофан Прокопович. Петр
Великий Россию «зделал врагам
страшную, - сказал он в своем
знаменитом «Слове», - страшная и
будет. Зделал на весь мир славною,
славная и быть не перестанет»21.
Под звон колоколов и пушечную
стрельбу гроб с телом перенесли по
льду Невы из Зимнего дворца Петра
в Петропавловский собор. По обе
стороны процессии стояло «муш-
кетеров 1250 человек» с горящими
факелами. В крепостях - Петропав-
ловской и Адмиралтейской - были
вывешены черные флаги.
Как известно, мысль превратить
Петропавловский собор в импера-
торскую усыпальницу принадлежа-
ла самому Петру.
Но так как строительство собо-
ра еще не было завершено, то гроб с
телом Петра временно поместили в
«нарочно выстроенную деревянную
пристройку» внутри недостроенно-
го собора.
Катафалк украшали скульпту-
ры, а также канделябры с огромны-
ми восковыми свечами. Возле каж-
дой свечи стоял солдат в длинном
черном плаще с алебардой в руках.
Перед катафалком висела лю-
стра с множеством свечей, но горела
только одна, «постоянно, днем и
ночью».
Смерть Петра, его катафалк, по-
лутемный собор с одиноко горящей
свечой - все это создавало драмати-
ческую атмосферу, напоенную осо-
бым магнетизмом личности Петра.
Не кажется удивительным, что
в соборе стали слышать какие-то
звуки. Возможно, капал воск свечей
или потрескивал катафалк. Ше-
потом пересказывали о шорохах,
вздохах и двигающихся в соборе
тенях. Рождались легенды. Гением
места был, конечно, Петр I.
Уже почти никто не сомневался,
что он поднимался с катафалка и хо-
дил ночью по городу. Его недремлю-
щее око по-прежнему простиралось
над Петербургом. Одни надеялись
на него, другие боялись. Не один
ли из этих сюжетов выбрал Пушкин
для своего «Медного всадника»?
После смерти Петра собор при-
нял на себя еще одну функцию - его
«мавзолея».
Над оформлением надгробия
Петра к 50-летию Полтавской
баталии начал работать М. В. Ло-
моносов.
Он проектировал сооружение,
возвышавшееся на ступенчатом
стилобате, уходящее под самый ку-
пол собора: «Соорудить из меди ли-
той, а где потребуется и кованной.
..
возвышение, статуи и украшения
зделать из черного Российского
мрамора, а медь везде жарко вы-
золотить в огне».
В оформлении Ломоносовым
могилы Петра можно было увидеть
два мотива. Один из них - скорбное
оплакивание. Другой, и он являлся
основным? - мотив воинской до-
блести, прославление военных и
морских побед, одержанных Петром
и Россией.
Ломоносов предполагал вокруг
могилы создать в соборе своеобраз-
ную экспозицию из мозаичных кар-
тин, зримую летопись славных дел
Петра, важнейших исторических
событий Петровской эпохи.
И опять-таки впервые мону-
ментальные мозаичные панно на
исторические темы должны были
появиться не где-нибудь, а именно
в Петропавловском соборе.
Но осуществление этого мощ-
но задуманного, с использованием
разных видов искусства, мозаично-
пластического реквиема было пре-
рвано смертью М. В. Ломоносова,
настигшей его в 1765 году.
Успели собрать только две мо-
заики - «Азовское взятие» и «Пол-
тавскую баталию». Первая вскоре
после набора рассыпалась, так что
мозаика «Полтавская баталия»
осталась единственным фрагмен-
том талантливо спроектированного
45
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 44 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 46 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст