п
овременные мемуары
ши мужа и суровую аскетичность
жены. Вышла прабабушка замуж
шестнадцатилетней, но первые де-
сять лет детей у них не было. Прадед
же был совсем непрочь и выпить, и
загулять, так как деньги водились.
Но через десять лет прабабка не вы-
держала и потребовала, чтобы муж
завязал; тот, любя жену, согласился,
и Господь тут же послал им младен-
ца. Больше прадед спиртного так в
рот и не брал и не курил.
Брат Григорий, обожаемый все-
ми сестрами и матерью, умер очень
молодым от тифа, вернувшись с
Первой мировой, и по рассказам у
меня в памяти осталась только его
веселость и огненная рыжина.
Старшая сестра, Татьяна, моя
крестная, всю жизнь прожила в
каторжном труде ради родителей,
потом сестер, потом их детей и
внуков, и осталась, как говорится,
«Христовой невестой», поскольку
жених ее был убит в первые дни гер-
манской. Невысокая, сгорбленная, с
простым лицом в ореоле разлетаю-
щихся пепельных волос, это была не
женщина, а какой-то живой сгусток
добра и бескорыстной любви, и, по-
жалуй, это единственный человек,
встретившийся мне в жизни, про
которого я твердо могу сказать -
святая. «Ангел мой, сохранитель
мой.
..» - когда я произношу эти сло-
ва, впервые услышанные от нее, то
всегда в виде ангела вижу ее, Тату.
..
Младшая, Анна, была красивой,
с надменным восточным лицом, с
фигурой девушки даже в семьдесят
лет, но закрытой и капризной. Ба-
бушка всегда ее опекала и над ней
начальствовала, а я побаивалась,
Татьяна Василисина (Тата).
Ленинград. 1972 г.
как строгую учительницу, которой
она всю жизнь и была.
Бабушка же, средняя, с самого
начала была в семье на особицу,
умница и книжница. Отец отдал ее в
церковно-приходскую школу, и она
постоянно пела в церковном хоре.
Правда, взяли ее туда не за голос,
которого не было вовсе, а за ангель-
ский вид золотых кудрей, которые
батюшка любил гладить, надолго
задерживая на них свою руку.
Учение и церковь не мешали ей
верховодить и в ребяческих играх,
за что она получила не очень доброе
прозвище Конур. Отец ее баловал,
сестры подчинялись, она мечтала
учиться дальше. Революция от-
крыла ей среднюю школу, которую
бабушка окончила в 1923 году,
потом учительские курсы в уезд-
ном городе, потом преподавание в
школе. Кожаная куртка, стоптанные
сандалии, косынка на остриженных,
но все равно кокетливо и упрямо вы-
бивающихся кудрях - и сплошная
страсть к делу, к детям, к ликвида-
ции безграмотности, к чтению, к
самоусовершенствованию, наконец.
Она по-прежнему выделялась среди
учителей, как раньше среди семьи.
Увы, не знаю, была ли она комсомол-
кой, наверное, да, потому что смутно
помню ее рассказы про раскулачи-
вание, обрезы, погибших юношей. И
все-таки, несмотря на все увлечения
того времени, было в ней нечто
иное, даже не столько утонченное,
сколько страстное, стремление к
высшей правде, высшей честности.
И, может быть, из-за этого на нее
обратил внимание мой дед - Павел
Соболев - один из девяти детей
бывших помещиков недалекого -
25 верст - имения Готовцево. Ему
только что исполнилось двадцать
пять лет, но он уже прошел неудач-
ную женитьбу, неудачную Граждан-
скую войну, расколовшую его семью
и его душу, он только что вернулся
из Туркестана, и, как все Барыковы
(а он был Барыков по матери), от-
личался романтизмом, крайностями
и непоследовательностью. Впрочем,
я надеюсь, что собственно о деде я
еще напишу роман.
Их знакомство началось осенью
двадцать четвертого года, когда
бабушка стала учительницей в Го-
товцеве. Школу эту открыл еще
мой прапрадед в 1873 году, потом, за
неимением учеников, она закрылась
и была открыта уже только после
революции. Бабушка преподавала
в средней школе, уча детей, как по-
казывают ее многочисленные записи
и конспекты, арифметике, геогра-
фии, геометрии, обществоведению,
русскому языку и этимологии. Она,
как положено, снимала крошечную
комнату при школе, всеми силами
стараясь сделать ее уютной. При ее
вечной безбытности, я думаю, вряд
ли из этого что-то выходило, но, ве-
роятно, витало в этой светелочке не-
что, притянувшее деда. Быть может,
после ужасов Туркестана, откуда он
только что вернулся, все, связанное с
мирной жизнью, казалось ему милым,
а может, его легкий праздничный
дух инстинктивно тянулся к своей
противоположности. И вот 11 октя-
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 55 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 57 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст