локада Ленинграда
92
повязки над тылом стопы из-за то-
ропливости и скудности освещения
молодая сестра вместе с гипсом над-
резала и кожу, из которой понемногу
текла кровь. Пальцы были синими,
стопа холодной, больной, видимо,
жестоко страдал. Я искал выхода из
положения. Оставалось одно: я сам
разорвал газету на широкие длин-
ные полосы и из этих полос скрутил
длинные бумажные палочки. Эти
палочки я передал сестре и зажег
их. Получилось нечто вроде лучины.
При свете горящей бумаги я дорезал
гипс до должного уровня - больной
вздохнул с облегчением. Сверху
наложили повязку сомнительной
чистоты, и я пошел дальше с твер-
дым намерением завтра просить
главного врача отдать распоряжение
о заготовлении для отделений долж-
ного количества лучины.
В приемном покое хлопот было
немало. Дежурили терапевт Р. С. Ш.,
хирурги Акимов и Хохлачкина и три
врача-курсанта.
Все комнаты приемного покоя
были переполнены больными и ране-
ными. Работали при свете ночников.
В ожидальне меня особенно поразил
один молодой (как выяснилось)
рабочий, с бледным серым лицом и
выпученными неподвижными гла-
зами. Вид изголодавшегося, замерз-
шего человека. Он сидел у стенки
в какой-то коротенькой кацавейке,
шапчонке, сапогах с брюками навы-
пуск. Согнувшись и подаваясь всем
корпусом вперед, он что-то бережно
прижимал к животу. Подойдя побли-
же, я увидел, что в руках он держал
мертвую кошку - белую, с черными
пятнами, также довольно тощую.
При расспросе я узнал, что кошка
была куплена живой за 20 рублей.
Купив, он убил ее и понес домой
семье с надеждой съесть. Но, однако,
силы изменили ему, он упал. Беднягу
подняли какие-то сострадательные
женщины, побрел снова. Снова
свалился. На этот раз его подобрала
«скорая помощь» и доставила к нам
в больницу. Сидя в приемном покое,
он рвался к семье, куда-то в Гавань.
За прошедший день, по его словам,
он съел только 50 гр. хлеба.
В приемном покое среди живых
я увидел два трупа. Удивительно,
как быстро погибают эти истощен-
ные люди. Терапевты впрыскивают
глюкозу, от этого состояние на очень
короткое время сразу улучшается, а
затем - смерть.
Принимали раненых. Я не знал,
что с ними делать: оперировать при
свете плохой керосиновой лампы
с последними каплями керосина
было рискованно. Можно было
дожидаться вспыхивания электри-
чества, но свет угасал без всякого
предупреждения, он мог угаснуть
во время любой операции, как бы я
ее кончил? Думал я, думал и решил
вовсе не оперировать, а дал внутрь
по 2,0 стрептоцида, с последующей
дачей его по 0,5 и надеждой на от-
сроченную оперативную обработку
ран, когда взойдет солнышко. Так и
сделали. Вся наша хирургия гибнет:
нельзя кипятить инструменты, нет
пара, нет света. Последнее время вся
оперативная деятельность своди-
лась к экстренным операциям. Все
экстренные операции приходилось
прекратить.
Просидели с женой до ночи при
свете микроскопической лампочки с
10-15 гр. керосина. Я не спал почти
всю ночь.
Колесов собирался эвакуиро-
ваться из Ленинграда с какой-то
организацией. Директор института
отослал его ко мне за разрешением.
Я отказал.
Сегодня утром снова нет тока.
Собрались курсанты. В 9 час.15 мин.
начали «поднимать флаг». Сидели в
пальто при свете «летучей мыши».
Акимов докладывал. Радостное
известие: наши войска отбили у
немцев Тихвин, разгромлено три
немецких дивизии, остатки разбе-
жались. В сводке еще ободряющие
сообщения об успешных действиях
наших под Тулой. Надежда воз-
растает. Может быть, сидим тут не
зря. Я часто ловлю себя на мысли
о безысходности положения; как
странно: такой пессимизм всегда
совпадает с чувством голода. По-
ешь - снова хочется жить.
Когда немцы заняли Тихвин
и шли на соединение с финскими
войсками, мне представлялось все
безнадежным, так как в результате
такого соединения Ленинград, а с
ним и все войска оказались бы в
двойном кольце. Я сказал Л. И. Ла-
риной о моих мыслях и встретил
должный отпор. Сейчас, после об-
ратного взятия Тихвина, оказыва-
ется, что она была права. Я изменил
принципу. Принцип был завещан
мне В. Н. Шевкуненко, когда он
читал нам, студентам 5-го курса
Военно-медицинской академии,
перед выпускными экзаменами по-
следнюю лекцию. Во время чтения
этой последней лекции В. Н. рас-
сказал нам одну знаменитую басню.
Суть дела в следующем: жили-были
две лягушки. Они решили попуте-
шествовать по белу свету. Случайно
две бродяги ввалились в горшок со
сливками. Горшок был высокий,
горластый. Бедняги не могли вы-
браться из него. Плавали, плавали
в сливках, прыгали, прыгали к
краям горшка, но выпрыгнуть не
удавалось. Тогда одна из лягушек
решила умирать и утонула. Вторая
продолжала биться. Билась, билась,
сбила из сливок масло, оперлась
Удостоверение Н. Н. С ам арина - члена-корреспондента
Академии медицинских наук СССР.
1946 г.
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 91 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 93 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст