локада Ленинграда
задними лапками на комок масла
и выпрыгнула из горшка. Мораль
несложна и ясна.
Сегодня горит яркий электриче-
ский свет. Тихвин отбит, в приемном
покое нет гражданина с мертвой
кошкой на коленях.
Умер от голода тихий, скром-
ный рентгенотехник нашей боль-
ницы. Два дня он пролежал в те-
рапевтическом отделении - лег с
отеками на ногах. Я его довольно
часто встречал в госпитале на 12-й
линии. В последние дни у него было
ужасное лицо.
10-ХП, 23 часа - пары дали. Ве-
село шипит автоклав. Стерилизуем
материал. От автоклава тепло.
14-ХІІ, воскресенье. Прошло
несколько дней, похожих друг на
друга: серых, будничных. Только
вчера все встрепенулись, выслушав
особое сообщение Информбюро о
некоторых итогах наших операций
под Москвой и ее окрестностях. В
воображении мелькает книга Генри,
его предсказания об итогах войны:
о наступлении немцев до Ленин-
града, Москвы и Ростова-на-Дону,
топтание наступающих на месте и
отступление или бегство на запад.
Хочется верить, что этот человек
был великим прозорливцем, пред-
усмотревшим, на что способны во-
юющие государства, определившим
точно могущество и боеспособность
сражающихся, качество снабжения
армий, вооружения и пр. Насколь-
ко мне известно, у Генри не было
предусмотрено только временное
взятие немцами Ростова-на-Дону,
остальное все точка в точку. Если
бы это было так!!!
В пятницу 11-ХІІ мы узнали про
нападение японцев на американцев
и англичан. Война стала всемирной.
Ничего, пусть американцы повою-
ют. Давать деньги в долг, торговать,
развозить свои товары по портам
воюющих держав - одно, а отдувать-
ся своими боками - другое.
Трудности существования в
Ленинграде увеличиваются. Из-за
снежных заносов трамваи встали -
сообщение с отдаленными частями
города почти прекратилось для
людей, не имеющих автомобиля,
а таких очень мало. Все бредут
пешком. Орнатский каждый день
марширует сюда с Петроградской
стороны. Этот человек упрям как
осел. Я ему советовал переселяться
в больницу им. Ленина, перейдя
на казарменное положение; он не
хочет. Такая же история творится
с Аникиным, только хуже. Иван
Дмитриевич вынужден ходить от
площади Льва Толстого на Кироч-
ную. Истощенный, страдающий от
язвенных болей, он не может каж-
дый день выдерживать такое пере-
движение. Жена предложила его
жене переселиться в нашу квартиру
в институте, - та ни трет, ни мнет.
Удивительные люди.
Сегодня мы направились с же-
ной около двух часов в Дом ученых.
Вышли на улицу, надеясь проехать
туда на трамвае, но не тут-то было.
Движение все еще не восстановле-
но. Супруга запротестовала против
пешего хождения до набережной
9-го Января (теперь Дворцовая
набережная), и мы «повернули
оглобли». Пошли к Боткиным на
18-ю линию, угол набережной.
Елена Михайловна и Елизавета
Михайловна пока тянут. (Елена и
Елизавета Михайловны Боткины
- родные сестры Любови Михай-
ловны Боткиной (1887-1920),
первой жены Н. Н. Самарина). В
комнате у них тепло, несмотря на
то, что чердак выгорел от зажига-
тельных бомб. Елена Михайловна
очень похудела, сбавив пуда два
с 6-7 пудов. Эта девушка рань-
ше не могла похудеть, несмотря
на усилия самых разнообразных
медиков, включая и проф. Брет-
мана. Обмен не поддавался. Осада
оказалась ей в пользу: прошла
одышка, передвигаться стало куда
легче, вид стал человекообразным.
При стационарном лечении смело
можно было бы написать в истории
болезни, что «выписана со значи-
тельным улучшением».
Вернулись обратно благопо-
лучно, только, входя в больницу,
услышали какие-то подозритель-
ные взрывы, похожие на обстрел.
Добрались до кабинета, тоже было
хорошо, но в это время как раз и
началось.
Где-то очень близко от больни-
цы взорвался первый снаряд - у нас
посыпались в доме стекла. Я решил
спуститься вниз и сказал жене, что-
бы и она передвигалась туда же. Но
не таковский это человек. Каждый
раз, как только надо куда-то укры-
ваться, О. К. начинает что-то соби-
рать, переодеваться, запирать и пр.;
так было, когда мы жили в ГИДУВе
и прятались от воздушных бомбар-
дировок, так осталось и в больнице
им. Ленина. Наконец супруга собра-
лась, и мы спустились вниз. Обстрел
длился минут 10. Бедняга Колесов
увяз в ущемленной грыже. Я под-
нялся в операционную и дал ему
совет затампонировать рану и пре-
рвать операцию, так как боялся, что
большие стекла в операционной не
выдержат и после взрыва ему при-
дется кончать операцию при более
трагических условиях. Я отдал ему
это распоряжение, но больной стал
меня уверять, что снаряд в опера-
ционную не попадет и что можно
операцию закончить. Удивительно,
какие соображения были у этого
человека. В. И. между тем стал ко-
паться с накладыванием лигатур на
кровоточившие и зажатые сосуды.
Пока это он делал, взрывов стало
меньше, и они отдалились. Тогда
решили операцию закончить. Уди-
вительно, какие соображения были
у этого человека.
В первом этаже выбило стекла
в палатах, выходивших во двор.
Та же картина на втором этаже:
дежурная сестра подсчитала, что
выбитыми оказались 32 стекла. На
полу нашли два или три осколка
от снарядов. После стихания об-
стрела мне сообщили, что рядом с
нашим корпусом побит корпус, где
находится отделение Бойчевской.
Снаряд попал в амбулаторию. Я
туда сам не ходил, точно не знаю.
Завтра выяснится.
Во время этого обстрела сестры
и сиделки живо вытащили больных
в коридоры. Молодцы!
Поганая манера у некоторых баб
голосить во время несчастий. Боль-
шинство больных лежат и терпят, а
одиночки воют.
Преподавание идет, но, к сча-
стью, курсы кончаются в субботу,
20-го. «Кума с возу, куму легче».
Только что кончил писать на
машинке - электрический свет
погас. О. К. просит записать знаме-
нательную дату в ее жизни: 11-ХІІ
она получила членский билет в Дом
ученых с правом пользования столо-
вой. Хлопоты об этом продолжались
около трех месяцев.
14-ХІІ, 23 часа. Снова вспых-
нуло электрическое освещение.
Можно писать.
(продолжение
в следующем номере)
93
История Петербурга. № 2 (60)/2011
предыдущая страница 92 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн следующая страница 94 История Петербурга №60 (2011) читать онлайн Домой Выключить/включить текст